Cыграть в ящик по-медвежьи

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Cыграть в ящик по-медвежьи Валентин ПОЛУЭКТОВ: На парламентских выборах в 2007 г. медведи путем криминальных ухищрений сыпанули в свой карман содержимое многих тысяч переносных ящиков для голосования, присвоив 4,5 млн. чужих голосов. Подобное, судя по всему, они собираются повторить на президентских выборах в марте.

" 1. Кто вброс грядущий нам готовит? Фальсификации, о которых пойдет речь в этом очерке, касаются так называемого домашнего («мобильного») голосования. Официально это именуется довольно коряво - голосование вне помещения для голосования. В многочисленных критических комментариях итогов думской кампании-2007 этот вид фальсификаций практически не присутствует. А между тем, как вы увидите ниже, по самым скромным подсчетам благодаря ему едросы поимели 2 декабря прошлого года лишние 6% голосов! И настолько же завысили общероссийский показатель явки избирателей. И – тишина! Никто этого даже не заметил. Как будто ничего и не было. В этом, собственно, главная особенность данного вида фальсификации – латентность, незаметность для глаза, особенно для неопытного. Ну и конечно, особенность еще в том, что субъектом фальсификации с переносными ящиками может быть исключительно обладатель административного ресурса, т.е. власть. Днями попалась на глаза статейка из Биробиджана. Цитирую из неё: «В адрес избиркома ЕАО поступило рекомендательное письмо ЦИК, в котором сообщается, что в случае необходимости нужно будет увеличить число членов участковых избирательных комиссий, а также количество переносных ящиков, используемых для голосования вне помещения. Об этом корреспонденту сообщила зампредседателя облизбиркома Валентина Петухова. По ее словам, обычно на избирательном участке применяют не менее 3 переносных ящиков, сейчас это количество будет увеличено. Право проголосовать вне помещения получит не каждый избиратель, а лишь тот, кто по состоянию здоровья либо по иным уважительным причинам не может сам прибыть на избирательный участок (инвалиды, заболевшие и др.)». Что можно сказать по поводу данного пассажа? Во-первых, выделенное мной курсивом - полная чушь, свидетельствующая о дилетантстве г-жи Петуховой – см. объяснения ниже. А во-вторых, если такая рекомендация ЦИК действительно рассылалась по регионам, это может означать только одно: на выборах Президента готовятся массовые фальсификации в виде вбросов в переносные ящики для голосования. Другой оценки прочитанному дать трудно, ибо тогда придется ставить под сомнение адекватность г-на Чурова вместе с его неправомерно носимой бородой. Потому что на самом деле три переносных урны при честной работе его подчиненных - это выше крыши. Нужны доказательства? Я постараюсь их привести – читайте очерк. 2. Массовки не уместны Порядок домашнего голосования определен ст. 66 базового избирательного закона (Об основных гарантиях избирательных прав…) и с небольшими дополнениями воспроизводится в законах о выборах Госдумы, Президента, в региональном избирательном законодательстве. Смысл нормы исключает массовость домашнего голосования. В принципе. И это понятно: дома у избирателя практически невозможно обеспечить одну из основополагающих установок избирательного права - тайну волеизъявления. И потому «мобильное» голосование по сравнению с обычным «стационарным» является исключением из правил. А исключения из правил не могут быть массовыми. По определению. Специфика домашнего голосования в том, что оно осуществляется только по заявкам на переносные урны и лишь со стороны строго определенной категории лиц – тех, кто вследствие своей немощи не в состоянии самостоятельно доковылять до избирательного участка. В законе так и записано: для тех «кто не может самостоятельно по уважительным причинам (по состоянию здоровья, инвалидности) прибыть в помещение для голосования». Причем, если в ранней редакции базового закона (ст.54) в скобках значилось: (по состоянию здоровья, инвалидности и другим причинам), то нынешняя редакция нормы никаких других причин не допускает. И когда зампредоблизбиркома говорит противоположное – она либо дилетант, либо дура. Так или иначе, но занимаемой должности она не соответствует. То есть речь по сути дела идёт исключительно о «неходячих» людях, доля которых в общей массе российских избирателей не так уж и велика - что-то около 1%. Это инвалиды 1-й группы, а также люди с заболеваниями и травмами опорно-двигательной системы, фактически находящиеся в прединвалидном состоянии. Наверное, к «неходячим» справедливо причислить примерно столько же престарелых инвалидов 2-й группы, не успевших переоформиться на 1-ю. В любом случае сугубо неходячих - два, с большой натяжкой два с половиной человека на 100 избирателей - поверьте опытному полевику, чья команда в любой кампании нацелена на выявление и окучивание потенциальных, в том числе и «неходячих», сторонников клиента. Впрочем, не обязательно верить только на слово. В подтверждение сказанного приведу такой характерный и документально зафиксированный пример. Накануне думских выборов в Новгородской области сотрудники избиркомов специально обходили «стойких» инвалидов, якобы оповещая их о возможности проголосовать на дому. Дальше цитирую: «В частности, в Холмском районе члены участковых избирательных комиссий посетили всех 62 избирателей с инвалидностью, 55 из них изъявили проголосовать вне помещения для голосования... - сообщили в облизбиркоме». Наша справка : население района – 6 947 человек, избирателей 5 924. То есть по-настоящему немощных – менее одного процента. Подобная структура электората в разрезе «могут – не могут доковылять до избирательного участка» примерно одинакова по всей стране. Отклонения от нормы минимальные. Причислять к немощным без разбору всех наших инвалидов нет абсолютно никаких оснований. Резюме: Контингент инвалидов, подлежащих обслуживанию избиркомами на дому, - это исключительно неходячие, немощные инвалиды. Массовки тут неуместны. Таков Закон. Dura lex, sed lex, как говорится. 3. Реалии и лажа Что ещё? Инициативно объезжать жилые кварталы с переносными урнами и предлагать проголосовать кому угодно избиркомы не имеют права. Категорически. Выезжать к кому угодно по неубедительным и непонятно откуда взявшимися заявкам - тоже. Подобные действия как способствующие фальсификации выборов, вполне могут потянуть на ст.ст. 142-142.1 УК РФ – до четырех лет нар. Обозначенные выше обстоятельства, а также то, что «неходячим» инвалидам по понятным причинам в общем-то не до выборов, обусловливают крайне низкий показатель реального голосования на дому. Напомню, что пока мы говорим о его легитимных формах. Между тем, существуют всего два легитимных канала поступления реальных заявок на домашнее голосование в избирком – и соответственно два легитимных способа формирования реестров этих заявок. Подчеркиваю, всего два. Первый канал – самотёк, т.е. заявки, поступающие в избирком по инициативе самих «неходячих» избирателей. Этот канал крайне скуден – десятые доли процента от общего числа проголосовавших, максимум полпроцента. Наверное, вполне понятно, почему скуден. Второй канал – заявки, сбор которых организуют штабы заинтересованных кандидатов (партий). Это допустимо, это законная, но довольно трудоемкая работа, поскольку в данном случае заявки собираются только среди сторонников кандидата (партии) – ибо какой смысл тащить в избирком заявки от конкурентов? Но ведь сторонника сначала надо выявить. А потом для верности ещё пару раз проконтачить с ним, чтобы он ничего не перепутал при голосовании. Тут без хорошо налаженной контактной службы штаба, работающей по технологии «зацепок», не обойтись. Все остальные способы формирования реестра заявок, в том числе с помощью социальных работников – лажа, явное злоупотребление властью со стороны чиновников. Походы избиркомовцев по адресам инвалидов с целью сбора заявок – из той же оперы. В функции чуровского ведомства это не входит. Ну а бюллетени в переносных ящиках при отсутствии предваряющего реестра– это вообще уголовщина чистой воды. 4. Упавшая логика С опорой на собственный опыт могу доверительно поведать, что грамотное окучивание немощных избирателей штабом кандидата или партии способно абсолютно легитимно принести пару процентов дополнительных голосов. А при низкой общей явке, даже чуть больше – 2,5-3%. В абсолютном выражении – это всего до 30 голосов с избирательного участка. Вроде невелик урожай, но еще совсем недавно, когда на выборах существовала реальная конкуренция, порой именно эта прибавка приносила победу. Получить бóльшую прибавку, не химича, невозможно. Прежде всего, потому, что в структуре электората настоящих «неходячих», как я уже сказал, всего один процент. А до 2006 г. это было невозможно еще и потому, что с бóльшим объёмом заявок на домашнее голосование участковые комиссии просто бы не справились. Прежний норматив численности переносных урн для участка (максимум 3) был рассчитан, как это ни странно ныне кажется, на реальную численность немощных избирателей. И на то, чтобы ни один ящик не остался без присмотра заинтересованных наблюдателей. Наивные законодатели перестроечной формации типа В.Шейниса * никак не рассчитывали, что их сменщики медвежьей формации будут пихать бюллетени в переносные урны сотнями. Представить логику расчетов наивных демократов нетрудно. Самый большой участок – 3 тыс. избирателей. Из них соответственно: железно «неходячих» - 30 человек (1%) + еще столько же условно «неходячих». Итого всех немощных - 60 человек на участок. Чем меньше участок, тем меньше немощных избирателей, которых надо обслужить. Это, надеюсь, всем чуровцам понятно? Примерный норматив работы выездной бригады участковой комиссии – 15 минут на одного «неходячего» в городе, 20 минут – на селе. Бригада работает «в поле» около 8 часов. Таким образом, дневной улов городской бригады – 32 «неходячих», сельской – 24. ** Вывод: в среднем одна бригада (один ящик) способна обслужить за день 28 заявок. А потому два ящика на участковую комиссию выше крыши – и по факту наличия немощных избирателей и по скоростным возможностям комиссии. Третий ящик, про запас, законодатели-демократы ввели для того чтобы можно было учитывать «другие уважительные причины» старого базового закона. Ну, например, чтобы избирательная комиссия могла выехать по просьбе матери-одиночки, сидящей дома с грудным ребенком. В нынешней редакции закона никаких «других причин» не предусмотрено. Но зато любой участковой комиссии позволено самой решать, сколько ей нужно переносных ящиков – хоть десять на участок, где всего 500 избирателей. В свете той вакханалии, которую медведи устраивают теперь с домашним голосованием, нетрудно догадаться, зачем им потребовалась подобная поправка в Закон. 5. Шкала оборзения Повторюсь. Домашнее голосование в силу исключительности данного института массовым быть не может. Но бывает, и ещё как бывает! В последнее время это вообще приобретает характер массовой эпидемии. Такое происходит, если работа с переносными урнами организуется по принципу «плевать на закон». Тут показатели «мобильного» голосования могут быть какими угодно, вплоть до 99 % от количества всех проголосовавших. Абсолютный «рекорд» - около 65% был зафиксирован в марте 2007 г. на выборах в Псковское областное собрание депутатов по ряду сельских районов. Понятно, что сверхвозможности в организации подобного псевдоголосования и степень натянутости процента зависит тут только от одного – насколько смачно региональная власть готова плюнуть на Закон. Исходя из этого критерия, можно вывести некую шкалу «оборзения власти». Если власть готова лишь на мелкие шалости, то практически без напряжения только за счет домашнего голосования она обеспечит своим кандидатам 5%-ную прибавку. Сценарии могут быть разными. Например, реестр заявок составляется на основании баз данных инвалидских и ветеранских организаций, при содействии прикормленных властью руководителей этих структур. Бугры престарелых и убогих, как правило, хорошо знают, кто есть кто в их организациях: с кем можно договориться насчет «правильного» голосования дома, а за кого можно просто бросить в урну заполненный как надо бюллетень, и это вряд ли вскроется. Есть и другие способы «лёгкого попрания» правил «мобильного» голосования. Если такое голосование зашкаливает за 5%, но ненамного, можно говорить, что власть перегибает палку. Если же оно переваливает за 10%, – власть оборзела от вседозволенности, ничуть не боясь ответственности за криминальные игры в ящик. В двух последних случаях по существу происходит массированный вброс бюллетеней – так называемое «голосование за жлобов», по научному – за абсентеистов, т.е. избирателей, которые никогда не голосуют. В обоих случаях налицо составы преступлений, предусмотренных ст.ст. 142-142.1 УК РФ (фальсификация) с перспективой стопудового раскрытия. Ибо пойдя «по следам» мобильных избиркомовских бригад, следователь услышит почти в каждой открывшейся двери примерно одно и то же: «Первый раз слышу, что ко мне кто-то приезжал!» - ну, иногда с добавлением ненормативной лексики в адрес тех, кто якобы приезжал. Только что-то наши доблестные правоохранительные органы не спешат заводить подобные дела – даже по поводу вопиющих фактов, когда людям, пришедшим на избирательный участок, не позволяли проголосовать, потому что они уже якобы проголосовали дома (например, Великие Луки, март 2007). Впрочем, правоохранителей можно понять! Какие к бесу уголовные дела, когда за эти самые дела главным организаторам фальсификаций наградные часы из золота на Банном *** вручают! Исходя из предложенной мной «шкалы оборзения», должен с тревогой констатировать, что практически в каждом третьем российском регионе мы имеем вконец оборзевшую власть. Обратимся за подтверждением данного вывода к сводной таблице, **** составленной на основе региональных сводных же таблиц официальных итогов голосования по выборам ГД-2007. Смотрим. Согласно официальным данным в целом по России 2 декабря прошлого года почти 4,5 млн. избирателей проголосовали в переносные ящики. Это – 7% от числа тех, кто голосовал в зале. А значит, каждый 14-й взрослый россиянин – «неходячий»! Ужас! Во что страну превратил «кровавый путинский режим»! Но каждый 14-й россиянин - это в целом по России, как бы средняя температура по больнице. А каков расклад по регионам? Какова шкала оборзения того или иного губернатора? В таблице всё видно. Тем не менее, разжуём: Выборы депутатов ГД проводила 151 территориальная избирательная комиссия (ТИК). Нормативное домашнее голосование (до 3 %) показали лишь 30 из них. «Легкая» корректировка норматива (3,5 - 5%) – у 24 ТИКов. Перегнули палку (5 - 10%) – 69 ТИКов. Оборзели (свыше 10%) -28 ТИКов. Получается, что на территории, например, Орловской, Тульской (Новомосковская ТИК) областей и Агинского-Бурятского АО лежачими инвалидами и тяжелобольными являются каждый седьмой-восьмой взрослый житель, а в Псковской и Тамбовской областях – каждый шестой-седьмой. Абсолютным рекордсменом по лежачим больным (каждый четвертый) стала Воронежская область, где Павловская ТИК, выдала просто фантастическую цифру – 24% домашнего голосования - Мыслимо ли такое? Если мыслимо, то только в соотношении с названными выше статьями Уголовного кодекса. Надо ли после всего сказанного выше что-то говорить о том, в чей партийный карман сыпанули голоса из многих тысяч переносных ящиков для голосования? Надо ли разъяснять, что это были за голоса? Кто-то чего-то не понял? И всё же давайте еще раз зафиксируем цену вопроса. В результате криминальных игр в ящик «Единая Россия» на парламентских выборах в 2007 году только за счет домашнего голосования присвоила 4,5 млн. чужих голосов, улучшив свой личный показатель минимум на 6 % Соответственно была завышена общая явка избирателей. В оборзевших губерниях - на 10-25%. Можно поклясться в этом чуровской бородой. Технология трех кучек Откровенно говоря, до последнего времени я никак не мог понять, каким образом пиарщикам медведей удается облапошить наблюдателей от оппозиции? Зюганов ведь, не уставая, твердит: мы закрываем своими людьми каждый участок, у нас мышь не проскочит. Постоянно пьющие кровь друг у друга СПС и «Яблоко» тоже объединяются в последний день: мол, дадим отпор медвежьим проискам! А те, как ни в чём не бывало, вываливают из переносных ящиков на общий стол целый воз бюллетеней с галочкой в нужном квадратике . И оппозиционные наблюдатели сосут медвежью лапу! Да, было понятно, что какую-то часть стражей Зюганова (по преимуществу пенсионеров) медведи умело нейтрализуют: мелкие подачки, обещание поблажек от властей, стол с рюмкой чая уже в обед и пр. Всё это приводит к тому, что некоторые старички начинают смотреть на творимые безобразия сквозь пальцы или вообще идут домой с кульком под мышкой, а утром получают готовый бюллетень для отчета в своём штабе. По-другому воздействуют медведи на либерал-наблюдателей – здесь порой имеют место весьма реальные угрозы придавить бизнес, устроить неприятности на работе, учебе. В общем, власть, вполне способна нейтрализовать некоторую часть оппозиционных наблюдателей. Не без этого. Но всё же масштабность медвежьих махинаций с переносными ящиками свидетельствовала о существовании эффективных технологических приемов фальсификации. Недавно об одной из таких технологий мне поведали коллеги, работавшие на ЕР. Схема фальсификации гениально проста. Все заявки на домашнее голосование махинаторы условно делят на три кучки: 1) чистые, 2) спорные и 3) липовые. С чистыми (их не так много) по домам избирателей отправляют наиболее конфликтных оппозиционных наблюдателей. Со спорными (тоже небольшая кучка) – более-менее лояльных. А с липовыми (тут не кучка - куча!) – только "в доску своих". Дальше уже детали. Например, первая (чистая) выездная бригада с 10-15-ю заявками будет, не торопясь, колесить по участку, с таким расчетом, чтобы вернуться уже под закат. Режим работы второй бригады со спорными заявками зависит от обстоятельств, при необходимости её тоже помурыжат сколько надо. Ну а пока все принципиальные наблюдатели в отъезде, председатель комиссии быстренько регистрирует заранее заготовленные липовые заявки и тут же отправляет с ними в какое-нибудь укромное место "своих в доску", где те и проводят "прицельное голосование" в ящик. Возможность произвольно увеличивать число переносных ящиков позволяет заряжать на "прицельное голосование" сразу несколько "своих в доску" бригад. Отсюда - столько губернских передовиков по домашнему голосованию, отсюда столь невообразимое число немощных россиян в Туле и Орле, Пскове и Тамбове, Липецке и Воронеже… По всей стране. Отсюда в том числе – оглушительные победы едросов. Вот что значит уметь сыграть в ящик. По-медвежьи. P.S. И всё же: воспользуется ли данной медвежьей технологией Медведь, выходящий на главные роли в России? Может, Чуров зря старается? ________________________________________ P.S. P.S. – 6.03.08 Прогнозы сбылись К сожалению, мои прогнозы относительно того, что кремлевские пиарщики и на президентских выборах запустят в ход криминальную машину голосования на дому, подтвердились. Обработка предварительных итогов голосования на президентских выборах даёт такую картинку по домашнему голосованию. По сравнению с недавними парламентскими выборами число бюллетеней, выданных под домашнее голосование 2 марта, значительно увеличилось – с 4,5 до 5,6 млн. штук, а их доля по отношению к бюллетеням, выданным в зале, возросла с 6,8 до 8,1%. Как я уже объяснял, столь непомерно высокий уровень домашнего голосования однозначно свидетельствует о массовых фальсификациях, организованных сверху. А цифра 8,1% практически отражает показатель, на который были завышены результат кандидата партии власти (в данном случае – Д. Медведева) и одновременно явка избирателей. Показатели «шкалы оборзения» Сегодня в Российской Федерации 83 региона + 1 заграничный округ (будем считать его за регион). 1. Нормативное домашнее голосование (до 3,5%). Оно зафиксировано всего в 8 регионах. Впрочем, мне даже как-то неловко называть и приводить в пример другим 7 из этих отличников. Ибо это - кавказские республики, а также ХМАО и ЯНАО. Здесь ребята не мелочатся с пиханием бюллетеней в неудобные маленькие ящики. Как говорится: воровать – так миллион, любить – так королеву! А вот Мурманск – действительно можно приводить в пример. И на парламентских, и на президентских выборах – домашнее голосование здесь идет честно и по закону. 2. Легкая корректировка норматива (3,5-5%). Здесь 11 регионов, в том числе Москва, Питер, Калининград, а также, что странно, Башкирия и Татария. Впрочем, чего тут странного. Настоящие профессионалы предпочитают другие способы решения проблем явки и заданного голосования, стараясь избегать слишком уж откровенных махинаций, по которым только потяни за веревочку – и нары обеспечены. 3. Перегиб палки (5-10%) Самый большой набор регионов - 38, от Архангельска до Приморья. Правда, многие из них лишь в полшаге от оборзения – 8-9 % (Забайкалье, Пермь, Саратов и др.). 4. Оборзевшие (свыше 10%). Задравших планку домашнего голосования за эту черту - 27 губерний. Семь из них – супероборзевшие (за 15%) – Брянск, Воронеж, Смоленск, Тверь и Тула и конечно же Орел и Псков, . Абсолютные чемпионы по махинациям с переносными ящиками (за 22%) – губернаторы М. Кузнецов (Псков) и О. Бетин (Тамбов). Если судить по выборам 2 марта, эти ребята довели население своих губерний до ручки – каждый пятый взрослый у них немощный, нуждающийся в помощи сиделки. Плюс "прикрепительное " голосование Анализируя отчеты региональных избиркомов, нельзя не обратить внимания на позиции, отражающие голосование по открепительным удостоверениям. На этих выборах было затребовано и выдано на руки 1952500 удостоверений, реализовано при голосовании 1311039, осталось на руках 641461. Интересно было бы полюбопытствовать у Чурова, как он оценивает эти цифры, особенно последнюю. Как объяснить логику поведения людей, затративших время и усилия на получение открепительного удостоверение, а потом поленившихся прийти на избирательный участок? Мне кажется, что любое из объяснений со стороны г-на Чурова будет пахнуть ножницами для его бороды, которую он слишком долго неправомерно носит. А я привяжусь к цифре 1311039. Число реализованных открепительных удостоверений вызывающе огромно. Оно составляет почти 2 процента от проголосовавших стационарно. И поскольку на этих выборах голосование по открепительным - один из явных показателей подневольного голосования, к некорректно полученным Медведевым 8% голосам по статье «домашнее голосование» можно смело прибавлять ещё 2 % «прикрепительного» голосования. Итого 10 %. На эту цифру, как минимум, завышен показатель признанного победителя президентских выборов в России в 2008 г. Хотя он наверняка победил бы и без этих уворованных 10%. Странная логика у кремлевской пиар-дворни: они почему-то считают, что чем больше человек уворует, тем больше его уважают наши избиратели. Впрочем, они наверное лучше знают нашего избирателя. Потому и в Кремле. СВОДНАЯ ТАБЛИЦА, ОТРАЖАЮЩАЯ ДОМАШНЕЕ ГОЛОСОВАНИЕ ПО РЕГИОНАМ (СОСТАВЛЕНА НА ОСНОВЕ ДАННЫХ ОФИЦИАЛЬНОГО САЙТА ЦИК РФ) "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации