Crеdit agricole Indosuez и Газпром инициируют кризис

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Crеdit agricole Indosuez и Газпром инициируют кризис

"Банк подал жалобу в Европейский суд по правам человека. В тяжбе участвуют филиалы Banque Credit Agricole (CAI), одной из крупнейших европейских банковских сетей, и номер 1 в мире по производству газа, Газпром, крупнейшая экономическая сила России. Дело в принципе можно было бы свести к частному конфликту. Однако, президент России Владимир Путин поручил одному из своих сотрудников изучить это дело, и американские власти также внимательно следят за развитием ситуации.

Во Франции, глава государства и премьер-министр проинформированы о деталях разногласий. Французский посол в Москве и русский - в Париже, принимали представителей каждой стороны. Французский банк рассматривается в России как персона нон грата и есть опасения, что его представителей арестуют. В конце октября CAI подал в Европейскую комиссию по правам человека в Страсбурге иск против Российской Федерации. Отвечая на вопросы "Monde", представитель банка отметил, что банк не заслужил такого отношения со стороны российского правосудия, и заявил, что этот демарш указывает на несоблюдение защиты прав собственности. Выступив с этой негласной инициативой в деловых кругах, CAI превратил конфликт в противостояние с одной из важнейших сил мирового сообщества.
Дело началось в августе 1998, когда экономический кризис вынудил российское правительство наложить мораторий на выплату внешнего долга и девальвировать рубль больше чем на 300%. Большинство соглашений между банковскими учреждениями страны и зарубежными банками по большому числу финансовых операций были заморожены. CAI, в отличии от большинства европейских и англо-саксонских банков обсуждал с должниками проблему реструктуризации долга. Среди должников СAI, большинство- финансовые учреждения, в частности связанные с Россией, обязались погасить долг.
Напротив, улаживание тяжбы одного из филиалов CAI, Indosuez International finance (IIF) и Национального резервного банка (НРБ), банковского филиала Газпрома, натолкнулось на препятствия.
Между сентябрем 1997 и маем 1998, было заключено 14 контрактов по обмену (финансовый продукт позволяющий спекулировать на колебаниях курса российской валюты) на сумму 110 миллионов долларов, также ставших предметом спора.
27 января 1999, Александр Лебедев, президент НРБ, обратился с письмом к Люсьену Дуру (Lucien Douroux), в то время - генеральному директору CAI, в котором он изъявил желание от имени своей организации, "выполнить свои обязательства", указав трудности, которые испытал банк во время кризиса. Несмотря на проявление доброй воли, в дискуссии между НРБ и IIF произошел резкий поворот. НРБ указал, что контракт, который предшествовал запуску в ход 14 сделок, не имеет никакой ценности, поскольку он не был подписан. К тому же, руководители российского банка подчеркивают, что не существует документального подтверждения причинения ущерба. IIF, со своей стороны, утверждал, что все документы, подтверждающие реальность сделок, были предоставлены, и что дочерний фонд был вынужден возмещать CAI деньги инвестиций, потерянных при девальвации рубля. CAI настоял, наконец, на платежеспособности своего должника.
24 марта 1999, СAI и его филиал обратились в Верховный суд штата Нью-Йорк, признанную на международном уровне инстанцию по регуляции тяжб, в том числе и по поводу финансовых договоров этого типа. 31 мая 2000 суд признал вину НРБ, и присудил его к выплате 119 млн. долларов. Министерство финансов России подало протест. 
В свою очередь, российская сторона 22 марта 1999 обратилось к правосудию в своей стране, в Арбитражный суд г. Москвы. По ходатайству различных организаций 30 января 2001 года российское правосудие потребовало от IFF и СAI возмещения ущерба в 75 миллионов долларов (84 миллионов евро). Обе стороны пытаются, с помощью своих защитников заблокировать капитал своего противника на сумму, назначенную решениями судов. Подобные процедуры начаты в Швейцарии, Бельгии и во Франции. В сентябре 2000 CAI удалось добиться от бельгийского правосудия разрешение на блокаду 119 миллионов долларов украинских облигаций, находящихся в собственности НРБ.
Попытка примирения, предпринятая Марком-Антуаном Отманом (Marc-Antoine Autheman), генеральным директором CAI потерпели неудачу. Состоялись три встречи, в Париже, Лондоне и Берлине, под покровительством бывшего премьер-министра России, Виктора Черномырдина, основателя конгломерата Газпром. Компромисс был близок, в смысле участи СAI в делах одного из банков группы Газпрома и прекращение судебного преследования, но переговоры были сорваны. Французы подчеркивают, что переговоры пали жертвой внутренних противоречий в Газпроме. Русские в свою очередь, ставят в вину непримиримость CAI.
С тех пор разногласия приобрели еще более острый характер. Обвиняемый русской прессой в отмывании средств от трафика наркотиков к выгоде чеченских сепаратистов, смешанный с грязью во время манифестации перед французским посольством в Москве, CAI хранит молчание, в то время как его уподобляют нестабильному предприятию, организованному бывшим членом КГБ. НРБ в свою очередь, утверждает, что CAI передал доверенность на ведение тяжбы английскому обществу Spinaker, созданному одним из бывших служащих банка, и, якобы, возместил свой начальный взнос. Отвечая на вопросы "Monde", Spinaker и CAI отрицают эту информацию."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации