FARA для российских НКО

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

FARA для российских НКО Почему закон, списанный у демократических США, очень возмутил российских борцов за демократию?

" За несколько часов до ухода на летние каникулы российский парламент в третьем чтении принял закон о некоммерческих организациях, наделив НКО, которые финансируются из зарубежных источников, статусом «иностранного агента». Как и ожидалось, такая законодательная инициатива встретила не просто бурную реакцию, а отчаянное сопротивление. Новые правила строительства демократии Сами НКО, явно подпадающие под новые правила, пригрозили свернуть свою деятельность в России, впрочем, позже пообещав отказаться от иностранных грантов. А их спонсоры в США выразили очередную «озабоченность» действиями Госдумы РФ. Следом за США, свой гнев в адрес России выразили и европейские политики. Никого из критиков закона совершено не волновал тот факт, что российский закон во многом сделан по модели американского закона Foreign Agents Registration Act – FARA. Принят этот акт был в1938 году. А в 2007 году новые реалии потребовали корректировки, сделав его более современным. Впрочем, что и как делать с законами в США – пусть решают американские политики и граждане этой страны. Нам же интересно – а что в России? А в России творились довольно странные вещи. Бизнес-агентура в Нижнем Новгороде О похождениях установленных сотрудников специальных служб США по Нижегородской земле несколько лет назад вспоминала тамошняя пресса. 1994 год, в составе волонтёров «Корпуса мира» в Нижегородской области возникает Адам Энтони Бланко, «выпускник Гарвардского университета, бакалавр управления и банковского дела - таков его, так сказать, официальный род деятельности» - писала газета «Новое дело». «Первым делом "бакалавр управления" открыл нижегородское отделение международной организации «Ротари-клуб», ставший местом деловой активности местной элиты. заседания клуба неоднократно посещали некие Теодор Уилсон и Кеннет Нотс. Оба - штатные разведчики из США. Скандал, впрочем, разразился в 1996 году, когда «деловые люди» стали «обрабатывать» представителей нижегородских оборонных предприятий, пытаясь свети их с военным атташе посольства США Дэвидом Джонсоном». Меняли, так сказать, информацию оборонного характера на обещания «крупных инвестиций». «Встреча с атташе сорвалась, а мистера Адама Бланко попросили удалиться из страны...» - сообщила газета, выразив удивление фактом появления Адама Бланко на российских просторах, но уже под флагом USAID - "Агентства США по международному развитию". Агентство для агентов Название этой организации в России знает, пожалуй, каждый политолог, политик и активист любой политической партии – это главная касса всех американских программ, связанных с «экспортом демократии», больше, впрочем, напоминающем операции по продвижению американских национальных интересов. Денег на это дело США не жалеют и жалели. Помогали, в том числе и политическим партиям (ныне это запрещено законом) «Так, согласно официальному докладу Главного контрольно-финансового управления Конгресса США, на помощь «реформаторским» партиям только в период 1992-1997 гг. по линии Агентства международного развития США российским либералам было выделено 17,4 млн. долларов». Такие данные всплыли в прессе в 2004 году, когда многие аналитики пытались разобраться в «феномене» «цветных революций», а проще говоря, государственных переворотов, вспыхнувших не только на просторах СНГ, но и других странах. Анализ показал, что в этом направлении идет глубокая системная работа, подкрепленная финансовыми потоками, которые закачивались разными суммами (от 15 до 300 тыс. долларов США) через неправительственные организации, партнерами которых выступали теперь уже скандально известные Национальный Фонд в поддержку демократии (NED), Международный Республиканский Институт (IRI), Национальный Демократический Институт (NDI) и другие. Аргумент о том, что «это всего лишь институты гражданского общества, никак не связанные с тем же Государственным департаментом США» ныне не работают, поскольку структура финансовых поступлений показывает – основной источник денег для американских «экспортеров» - Госдеп США. Схема «разгосударствления» этих финансовых потоков банальна: Госдеп США выделяет деньги USAID, оно загоняет их своим же НКО. А уже американские НКО перекачивают их в НКО российские, как «неправительственные». И, казалось бы, причем здесь Госдеп? Но такого вопроса для тех, кто изучил подобные механизмы финансирования, просто нет – благо в США власть спрашивает со своих подопечных за каждый цент и публикует отчетность. Тоже самое, к слову, касается и «европейских» грантов идущих в Россию - присмотревшись к европейским НКО помогающих НКО российским, можно обнаружить «в партнерах» все те же фонды, зависимые от щедрот Госдепа США. Так замыкается круг. И этот круг, прямо скажем, бесконтрольный, - один из мотивов принятия новшеств в закон об НКО. В США уже продумывают схемы Впрочем, в США российский аналог FARA считают «плохим», «потому что в США регистрация требуется и в случаях, когда НПО представляет иностранные организации, и когда она его не представляет» - заявил представитель Госдепа США Патрик Вентрелл, возмущаясь российским аналогом FARA. А госпожа госсекретарь США Хилари Клинтон, видимо, уже задумалась об обходных путях «помощи и поддержки» российскому гражданскому обществу. И, судя по энтузиазму в Вашингтоне, российским законодателям ко всем этим вопросам придется вернуться вновь и вновь. Но возникает логичный вопрос: если иностранные спонсоры через российские НКО сеют разумное и доброе, то почему бы просто не обозначить это публично? Вместо этого продумываются варианты, как иностранную помощь посылать и получать, но в режиме сокрытия этого факта. И это более чем подозрительно. И почему себя США защищают так как им удобно, а России делать тоже самое, похоже, просто хотят запретить? "Мистер Путин закручивает гайки", - основной рефрен реакции западной прессы. И в этом есть доля истины, поскольку гайки закручивают для иностранных спонсоров, нежели для граждан России. И теперь вся «империя причинения добра» станет более прозрачной. FARA светит контрразведке Более того, множество НКО и правозащитных организаций России, в ходе обсуждения свежих поправок к закону выступали резко против статуса «иностранного агента», ссылаясь… на неблагозвучие термина, что к юридическим нормам и трактовкам имеет весьма и весьма условное отношение. Странно, что НКО сами объявили о том, что их теперь будут считать «шпионами». Аналогичный образ российских НКО выписывает и иностранная пресса. «В русском языке "иностранный агент" звучит значительно хуже, чем в английском, а то и зловеще» - возмущаются иностранные репортеры, поминая «холодную войну» и все, что с нею связано. В российских изданиях, напротив, указывается, что российский закон списан у самой демократической страны. Но «развитые демократии» этого, словно по сговору, не слышат. Что тоже дает почву для определенных выводов. Кроме того, противники закона указывали так же и на то, что в США закон FARA старый и, дескать, он давно не работает. Оказалось, что в этих пассажах больше эмоций, нежели фактов. Что бы это понять, достаточно спросить любой поисковик. И он расскажет, что в США «давно забытый закон» не только работает, но его нарушители получают за это вполне реальное наказание. К примеру, «в незаконной деятельности в качестве незарегистрированного агента иностранного правительства» решения судов были в 2004 (Чикаго), 2009 (Майами) и 2012 (Вирджиния). С материалами для судов помогли ФБР и контрразведка. Именно она там и занимается НКО-иностранцами. И на конвертике вы пишите: «Управление контрразведки…» Генеральный директор Института внешнеполитических исследований и инициатив Вероника Крашенинникова работала в качестве представителя Санкт-Петербурга в США. Она и рассказала о том, как работает механизм регистрации «иностранных агентов» ("foreign agent") в самих США. «С самого начала, обратившись в Министерство юстиции, я получила разъяснения в том, что даже человек, не занимающийся политической деятельностью, а в функции представителя Санкт-Петербурга политическая деятельность не входила, он должен зарегистрироваться. Значит, в мои функции входит продвижение торгово-экономического обмена, культурного обмена и туризма в направлении Санкт-Петербурга. Мне повторили, я переспросила, мне повторили, что в этом случае нужно зарегистрироваться как иностранный агент. Что касается формулировок в американском законе, они чрезвычайно всеобъемлющие. И намеренно оставляют достаточно места для того, чтобы включить всевозможные случаи. Формулировки длятся 10-12 строк. И политической деятельности, и иностранного агента. Затем меня попросили зарегистрироваться не как физическое лицо, а именно зарегистрировать организацию, которую я возглавляла. Таким образом Министерство юстиции получает доступ не только к документам по деятельности иностранного агента, каковым я являлась, но и всей организации. Далее, отчет идет в Министерство юстиции, как и регистрация. И на конвертике вы пишите: Министерство юстиции США, департамент национальной безопасности, управление контрразведки, отдел регистрации иностранных агентов. То есть открытым текстом заявляется, кто собирает такую информацию. Также в законе не оговаривается частота проверок. Говорится, что информация предоставляется по первому требованию…». «Куратор нашей программы…» Контрразведка в США по этому направлению работает и никого, ни одного американского, а уж тем более европейского борца за демократию, это не смущает и не возмущает. В России, раз уж разговор зашел о контрразведке и НКО, кстати, тоже был характерный случай. Речь идет о том самом «шпионском камне» , который вызвал скандал не только в "тихом" мире спецслужб, но и в российском «гражданском обществе», поскольку указал российским НКО на «неразборчивость в связях». Как было установлено ФСБ, дипломат-разведчик Марк Доу курировал некий «Фонд глобальных возможностей» при МИД Британии. Он же плотно работал с российскими НКО, в частности, среди прочих «получателей грантов» были документально зафиксированы деньги для Московской Хельсинской группы (МХГ) и крупнейшего фонда «Евразия». Глава МХГ Людмила Алексеева объявила этот факт «давлением на правозащитников и НКО». «Марк Доу - куратор нашей программы. И, естественно, мы с ним лично знакомы. Он приятный человек, и очень мало влезал в то, что мы делаем. Иногда даже бывало обидно, что он так редко посещает наши мероприятия, на которые мы его, естественно, приглашали» - без обиняков поделилась с коллегами Мария Эйсмонт в 2006 году. Программа по гранту от правительства Великобритании называлась "Поддержка независимых газет малых городов России", а ее смысл, по словам Эйсмонт, «в том, что мы с помощью тренингов и семинаров стараемся повысить профессиональный уровень журналистов» и прочих сотрудников редакций. Ну а то, что куратор попался на шпионской деятельности госпожу Эйсмонт рассмешило. «Честно говоря, было желание позвонить и вместе посмеяться над этим - сострить что-то про Джеймса Бонда, но потом подумала, что это может навредить». Над «камнем» и впрямь многие смялись и не верили в его шпионское предназначение. Не исключено, что «смех» генерировался на грант под названием «Мониторинг шпиономании». Впрочем, пересмешников ждало глубокое разочарование, когда бывший руководитель канцелярии Тони Блэра Джонатан Пауэлл открыто признал: "Нас поймали за руку". Последней каплей терпения, после которой парламентарии ринулись принимать закон «об иностранных агентах» стали, видимо, не только встречи американского посла с российской радикальной оппозицией, но и конкретные действия правозащитников по продвижению своих услуг для иностранцев. Так, глава движения «За права человека» Лев Пономарев весело и непринужденно предлагал помощь представителям ЯпониииШвеции. Задание на лето Впрочем, это уже никого не удивило, поскольку все уже несколько привыкли, что даже борцы за чистоту природы, дело вроде бы далекое от политики, получают свои премиальные в США, говоря, про экологию, подразумевая радикальную политическую активность. А уж поскольку одним из инструментов продвижения разных, в том числе и иностранных интересов является пресса, то и она, похоже, попала в поле зрения законодателей. И, возможно, уже осенью финансируемым из-за рубежа СМИ также присвоят статус "иностранного агента". Тем более, что у многих СМИ, получающих «партнерскую поддержку» из-за рубежа, юридическая форма существования - НКО. И проработка этой стороны вопроса, похоже, станет для парламентариев заданием на лето. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации