Forbes недооценил Шаймиева

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Сын президента Татарстана "стоит" примерно $1 миллиард 470 миллионов

1117781659-0.jpg По мнению журнала Forbes среди 27-ми российских долларовых миллиардеров нет ни одного татарстанца. Но есть подозрения, что если бы аналитики издания оценивали более дотошно и скрупулезно «стоимость» Айрата Хайруллина и Радика Шаймиева, то они вполне могли бы уже сегодня быть членами элитарного Клуба долларовых миллиардеров.

Forbes, опубликовав «Золотую сотню» богатейших россиян, честно признался, что «подсчет состояний бизнесменов России – дело нелегкое». Что правда, то правда. Это на Западе принято оценивать стоимость акций, которыми владеет бизнесмен. В России другие правила игры. Российский бизнес «аршином общим не измерить». У нас можно и не владеть акциями, но реально контролировать активы. И наоборот, можно числиться «хозяином», но при этом не иметь права на стратегические управленческие решения. В свое время Рем Вяхирев регулярно включался в списки Forbes. А вот Алексей Миллер, сменивший Вяхирева на посту главы «Газпрома» в «Золотую сотню» не входит.

Айрат Хайруллин и владеет, и реально распоряжается контрольной долей в бизнесе «который включает пивоваренную группу «Красный Восток», сеть продовольственных магазинов, молочные фермы и сельхоз угодья» (Forbes, май 2005). Чего нельзя сказать о Радике Шаймиеве, который числится всего лишь главным советником генерального директора ОАО «ТАИФ», но можно не сомневаться, что в этой компании возможно принятие стратегических решений, не посоветовавшись с советником гендиректора.

Следует оговориться, что, зная какие мощные юридические службы, работают на предприятиях, контролируемых Хайруллиным и Шаймиевым, в этом исследовании во — избежании судебных преследований обобщены и проанализированы исключительно материалы открытых источников информации (газетно-журнальные публикации и базы данных правовых систем, содержащих постановления и другие нормативные акты Кабинета Министров Татарстана). Другие источники, даже не вызывающие сомнений, пришлось проигнорировать.

Айрат Хайруллин

По версии журнала Forbes с состоянием в 600 миллионов долларов занимает 46 позицию в «Золотой сотне».

В отношении Айрата Хайруллина представляется интересным не только перепроверить расчеты журнала Forbes и выяснить хотя бы близкую к реальности стоимость его бизнеса, но и одновременно попытаться восстановить развитие бизнес-парадигмы, чтобы попробовать составить представление о том, как этот 35-летний выпускник экономфака Казанского сельхозинститута смог ворваться в российскую бизнес-элиту.

Принять серьезное участие в ваучерной приватизации Айрат Хайруллин не успел. Молод еще был, не сориентировался, занимался делами более простыми и понятными. Возил на казанские рынки овощи и фрукты, открывал на остановках торговые ларьки, продавал пиво. В общем, мелочевка. Но зато потом, пообтеревшись в бизнесе среднем, или даже можно сказать, что в мелком, повзрослев и поумнев, стремительно наверстал упущенное.

Датой начала взлета бизнесмена Хайруллина можно считать октябрь 1992 года. Именно тогда начала формироваться торговая сеть «Эдельвейс». Как это происходило описал сам Айрат Назипович:

«В октябре 1992 года мы попросили у мэра Казани дать в аренду два магазина. Однако городские власти выдвинули контрпредложение – они дают нам не 2 магазина, а 12, но заброшенные помещения. Там не было окон, дверей, отопление не работало, но мы согласились и эти 12 магазинов стали началом нашей торговой компании. Сейчас у нас более 120 торговых предприятий. Потом уже были фабрики и все остальное» (Журнал «Босс» №7 2002)

Предваряя список 100 богатейших бизнесменов России 2005 года Forbes пояснил: «Все публичные компании оцениваются по рыночной капитализации. Закрытые компании оцениваются на основании информации об объемах продаж, прибыли, собственном капитале».

Интересно во сколько «Форбс» оценил торговую компанию «Эдельвейс»? Какими данными руководствовался? Как считал? Если так, как в Комитете управления коммунальным имуществом Казани (КУКИ), то весь «Эдельвейс» мог потянуть всего-то на 2-3 миллиона долларов. (В свое время КУКИ кинотеатр «Татарстан» умудрился оценить всего-то в сумму эквивалентную трем тысячам долларов США). Но, а если предположить одномоментную продажу всего «Эдельвейса», например, «Пятерочке» или какой-нибудь другой общероссийской компании розничной торговли, то Айрат Хайруллин (вместе с братом Ильшатом) вряд ли уступит свою сеть магазинов меньше чем за 120-130 миллионов долларов.

Не меньше 100 миллионов долларов и рыночная стоимость контролируемых Хайруллиным акций ОАО «Гипермакет «Кольцо».

В июне прошлого года информационное агентство АКМ распространило сообщение о том, что ОАО «Пивоваренная компания «Красный Восток» стала правообладателем 51% акций казанского ОАО «Гипермаркет «Кольцо». Еще 24% отхватило ООО «Эдельвейс групп». 25% достались КУКИ Казани.

Выпуск акций ОАО «Гипермаркет «Кольцо» ФКЦБ зарегистрировала еще 29 апреля 2004 года. Было объявлено, что уставной капитал новообразования состоит из 116 миллионов акций номиналом 10 рублей (на общую сумму 1,6 миллиардов рублей). Согласно документам, «Красный Восток» приобретает акции на сумму 591,6 млн. рублей, «Эдельвейс групп» – на 278.399.990 рублей, КУКИ– на 56.143010 рублей «живыми» деньгами, и на 233.857000 рублей, передавая в уставной «Кольца» коммунальное имущество.

Что же представляет собой это коммунальное имущество? 14.311.000 штук акций ОАО «Солодовпиво», стоимостью 199,34 млн. рублей и целый ряд торговых площадей, оцененных в сумму чуть больше сорока миллионов рублей. К примеру, три магазина на улице Муштари общей площадью 2197,25 квадратных метров и пол-гектара земли город оценил всего в 11,5 млн. рублей. На казанском рынке недвижимости таких цен просто нет. Если бы эти объекты были проданы с аукциона, то в городскую казну поступило бы средств на порядок больше. А выступив учредителем «Кольца» город не только не получил ни копейки, а наоборот еще и сам вложил в этот проект более пятидесяти миллионов рублей. И это в условиях, когда городские власти неустанно сокрушаются, что городу катастрофически не хватает денег для подготовки к празднованию своего тысячелетия.

Свою долю в уставном фонде «Кольца» город выкупил сразу. И имущество передал. И акции ОАО «Солодовпиво». И 56 миллионов рублей внес. Чего не скажешь о «Красном Востоке» и «Эдельвейсе», которые получили отсрочку на внесение денежных средств в уставный капитал «Кольца». На три месяца на половину суммы и на год – на вторую. Информации о том, что «Красный Восток» и «Эдельвейс» выполнили свои финансовые обязательства перед «Кольцом» до сих пор не было. И нельзя исключить возможности продления ранее предоставленной отсрочки. Да и как не продлить, если Айрат Хайруллин поговаривают, человек не только дела, но и слова. Несколько лет назад в Курской области в этом многие убедились. Вот что говорит об экспансии в Курскую область сам Хайруллин:

«В Курской области я купил три самых больших элеватора. И сейчас на меня работают фактически 90% хозяйств этой области, занимающихся высокосортным ячменем» («Босс» №7 2002)

Журналистское расследование «Алеет Красный Восток» (газета «Трибуна» origindate::8.06.2000) воссоздает технологию приобретения хлебоприемных пунктов Курской области.

В марте 2000 года ОАО «Пивоваренная компания «Красный Восток» сотоварищи стал владельцем контрольного пакета акций крупнейшего в Курской области хлебоприемного предприятия — ОАО «Горшеченское ХПП». Надо сказать, что к тому времени предприятие обросло непомерными долгами и куряне справедливо надеялись, что инвестор из Татарии поставит предприятие на ноги, поможет рассчитаться с кредиторами. Но не тут-то было. Получив контроль над предприятием и его имуществом, «Красный Восток» простил всем свои долги. В результате нескольких примитивных операций ОАО «Горшеченское ХПП» отдало богу душу. Но перед кончиной успело то ли в счет долгов, толи еще по какой причине передать весь имущественный комплекс другому предприятию, почти тезке. Элеваторы, зерносклады, административные и обслуживающие здания, автопарк — все осталось там же где и стояло или ездило, у прежнего предприятия остались только долги. Все решила буква «А», благодаря которой появилось новое предприятие, девственно чистое с точки зрения бухгалтерской отчетности и никому ни чего не должное и не имеющее абсолютно никакого отношения к безнадежному должнику. Было ОАО «Горшеченское ХПП», стало — ООО «Горшеченское ХПП-А».

Без отеческого покровительства тогдашнего губернатора Курской области Александра Руцкого Айрат Хайруллин едва ли смог бы прибрать к рукам Горшеченское ХПП, так же как и ОАО «Солнцевское ХПП», ну и на десерт блокирующий пакет ОАО«Сунженский комбинат хлебопродуктов». Ну а мог ли не поддержать казанского пивовара курский губернатор, регулярно получавший от него, к примеру, такие вот письма: «Как Ваши друзья и сторонники мы надеемся, что все сделанное нами в Курской области с Вашего согласия и с Вашей поддержкой ляжет на Вашу чашу весов в осенние дни выборов, ибо воистину «цыплят по осени считают».

В другом письме Руцкому Хайруллин уже сокрушался: «…необходима Ваша поддержка и зашита от слишком «радивых» областных и районных чиновников».

Судя по том, что по состоянию на 2002 года по признанию самого Хайруллина 90% хозяйств Курской области, занимающихся ячменем, «работали на него», Александру Руцкому удалось оградить бизнесмена от привередливых областных и районных чиновников.

Интересно во сколько сегодня аналитики Forbes, подсчитывая состояние Хайруллина, оценивают ООО «Горшеченское ХПП-А» ОАО «Солнцевское ХПП», ОАО«Сунженский комбинат хлебопродуктов», контролируемые нашим земляком? Курский сегмент бизнес-империи Хайруллина по самым скромным оценкам стоит не менее 50 миллионов долларов.

Но вернемся в Казань. О прижимистости Хайруллина, проявленном в далекой Курской области в Казани могли и не знать. Но просто обязаны были знать о том, как в соседнем Нижнекамске, не желая расставаться с суммой всего лишь в 1 (один) миллион 200 (двести) тысяч рублей, Айрат закрыл целый завод. В 2001 году при проверке ОАО «Нижнекамский пивоваренный завод» налоговики обнаружили недоимку в размере 1.2 млн. рублей. Завод недоимку не признал. Инспекция МНС РФ по Нижнекамску настаивала. Судебные органы налоговиков поддержали, после чего были заблокированы счета пивзавода. Основной собственник ОАО «Нижнекамского пивоваренного завода» хайруллинский «Красный Восток» провел внеочередное собрание акционеров и принял решение о ликвидации проштрафившегося общества. Цитата («Коммерсант», origindate::20.09.2002): «Как заявил гендиректор казанской компании Айрат Хайруллин, «мы не нашли общего языка с налоговой инспекцией…».

Недоимка в размере в 1 (один) миллион 200 (двести) тысяч рублей так и не была перечислена в бюджет. И Айрату Хайруллину, как владельцу и на то время директору «Красного Востока» это сошло с рук. Интересно, где бы он сейчас сидел, если бы правоохранительные органы Татарии отнеслись к нему так же, как российские прокурорские работники относятся к Ходорковскому?

Конечно, в случае с ОАО «Гипермаркет «Кольцо» Хайруллин едва ли будет действовать так же безрассудно и цинично, как в Курске или Нижнекамске, но ведь в родной Казани и «стены помогают». Можно предположить, что у города не на долго сохранятся 25% акций «Кольца». Городские власти, несомненно, что-нибудь придумают. Как придумали вложить в уставной капитал гипермаркета акции ОАО «Солодовпиво», в котором на сегодняшний день фактически не осталось городской доли и предприятие уже не только де факте, но и де юре находится под контролем Айрата Хайруллина. А создавалось «Солодовпиво» по аналогичной с «Кольцом» схеме.

К тому времени Верховный суд Татарии как раз признал наличие коммунальной собственности противоречащим гражданскому законодательству. КУКИ не растерялся и принял распоряжение за N 2073-р «О внесении коммунального имущества в качестве вклада в уставный капитал Открытого акционерного общества «Солодовпиво». Сделано это было по просьбе АО «Красный Восток». В качестве своего учредительного вклада город внес имущество на общую сумму 96 миллионов 250 тысяч рублей. Тогда это было что-то около 3,1 миллиона долларов. В эту сумму были оценены пакеты акций, находящихся в коммунальной (читай — в государственной) собственности, стоимостью 58,6 миллиона рублей. 25% акций ОАО «Красный Восток», львиные доли акций предприятий «Казанский торговый дом», «Тан», «Поволжье», «Нур и К», «Гостиница «Совет», «Магазин № 147», ЗАО «Алсу». Кроме того, в перечне значатся восемнадцать «нежилых помещений» (фактически – магазинов) общей площадью в 10 тысяч 700 квадратных метров, оцененных всего в 37,7 миллиона рублей. А в апреле 2002 года КУКИ в вдогонку передал «Солодовпиву» гостиницу «Дуслык» и ресторан «Акчарлак». Сегодня уже очевидно, что вся эта некогда государственная собственность была передана в частные руки по ценам, что называется значительно ниже рыночных.

Если бы все это имущество было продано на аукционе, Казань сегодня, возможно, и не бегала бы в поисках денег на празднование тысячелетия. Только за 25% акций пивоваренной компании «Красный Восток» можно было бы выручить несоизмеримо больше, чем три миллиона долларов, в которые были оценены КУКИ и эти акции, и сонм других, не менее привлекательных активов.

Конечно, надо отдать должное энергичности и трудоспособности Айрата Хайруллина. И проницательности мэра Казани Камиля Исхакова, который еще в 1996 году заприметил расторопного 25-летнего паренька, смог рассмотреть в нем незаурядные качества и буквально уговорил его возглавить пивзавод «Красный Восток». Прежнего директора завода, как известно, застрелили, и предприятие уже три месяца было без руководителя.

Если бы предложение возглавить пивоварню поступило не в 1996 году, а на пару-тройку лет раньше, Хайруллин, скорей всего, отказался бы. Несмотря на то, что в России еще со времен Советского Союза пиво всегда было в дефиците, и его нередко наливали «только членам профсоюза», производить отечественное пиво было накладно. Выгоднее было ввозить хмельной напиток из-за границы. Вот и везли. Более того, коммерсанты, пригретые федеральной властью, умудрялись организовать легальные каналы прохождения границ, не раскошеливаясь на таможенные пошлины и акцизные сборы. Импортом пива в те годы, как правило, занимались всевозможные благотворительные, спортивные или ветеранские фонды, освобожденные решением российского правительства от этих сборов. Ситуация на пивном рынке была парадоксальной, если не сказать абсурдной. В российских гастрономах и ларьках «Holsten» или «Bavaria» стоили дешевле, чем у себя на родине.

К середине 90-х годов, когда правительство лишило синекуры всех импортеров-льготников ситуация изменилась. Пошлины начали взиматься на всю катушку. Заграничное пиво резко подорожало. Полуразрушенная национальная пивная отрасль стала выходить из состояния оцепенения. Катализатором пробуждения стало и то, что западные производители пива сами потянулись в Россию.

В 1993 году шведско-финский концерн «Baltic Beverages Holding» купил контрольный пакет питерского завода «Балтика», вложил двести миллионов долларов в модернизацию производства и вышел на рынок с вполне приличным хмельным продуктом под названием «Балтика».

Тогда же в 1993 году в России начала работать и индийско-бельгийская пивоваренная компания «SUN Interbrew», которая за двенадцать лет настырной экспансии на отечественный пивной рынок прикупила восемь российских пивзаводов, заполонив города и веси «Клинским», «Толстяком», «Сибирской короной».

В 1996-ом пивоваренная отрасль России была уже на подъеме. И Хайруллин принял предложение мэра Казани. И очень скоро стал человеком убежденным, что «только пиво может спасти нашу нацию от деградации» (Вечерняя Казань origindate::25.05.2002)

При назначении на должность 24 апреля 1996 года Айрату Хайруллину были переданы в собственность 2% акций завода. Вполне достаточно, чтобы ощущать себя не только наемным менеджером, но и совладельцем. Вон у того же экс-директора «Балтики» Таймураза Боллоева, проработавшего на заводе всю жизнь, как были 1,3% акций, так по сей день и остаются все те же 1,3% акций флагмана пивоваренья России, капитализация которой, как утверждает Forbes, превышает два миллиарда долларов. А в США еще с семидесятых годов прошлого века стало хорошим тоном прививать корпоративную преданность сотрудникам, наделяя их акциями компании. Вначале это были высшие менеджеры, которые часть зарплаты получали в виде акций. Постепенно в процесс были вовлечены и руководители среднего звена. Но то в Америке. И Айрат Хайруллин – не Таймураз Боллоев. Уже к сентябрю 1996-го он стал собственником 30% акций пивзавода. К новому году – 60%. А после создания ОАО «Солодовпиво», на стороне не осталось практически ни одной акции преуспевающего предприятия. Чуть ли не 100% акций ОАО «Красный Восток» перешло под контроль Айрата Хайруллина.

Сколько же сегодня стоит «Красный Восток»? Объединенная финансовая группа (ОФГ) оценивает предприятие в 800 миллионов долларов, аналитик «Ренессанс Капитал» Наталья Загвоздина – в 740-770 миллионов долларов, совладелец компании «Пивоварни Ивана Таранова»(ПИТ) Евгений Кешлер – в 1 млрд. долларов («ВиД» 16. 02. 2005). Когда речь идет о таких крупных компаниях как «Красный Восток» бесполезно считать стоимость движимого и недвижимого имущества. Аналитики при оценке стоимости компании в первую очередь исходят из объема рынка, который обеспечивает (или контролирует) компания. «Красный Восток» и «Солодов» – это 6-7% от емкости пивного рынка России. Чтобы попытаться узнать сколько стоит 6-7% российского пивного рынка можно вспомнить январскую сделку компании «Альфа-Эко» (входит в «Альфа-групп») с транснациональной корпорацией InBev , которой «альфовцы» уступили 15% акций пивоваренной компании «SUN Interbrew» за 350 миллионов долларов. («Известия»origindate::11.01.2005) Несложное арифметическое действие дают цифру в 2.3 миллиарда долларов – стоимость всей «SUN Interbrew». (Но справедливости ради надо сказать, что арифметика фондового рынка очень часто не укладывается в математические формулы. Концентрация акций в одних руках, как правило, приводит к увеличению котировки акций. Но конъюнктура рынка может и удешевить их).

Тем не менее «SUN Interbrew» — это 15 % российского пивного рынка. А потенциал «Красного Востока» – это около 40% от потенциала «SUN Interbrew». 40% стоимости этой компании составляют 920 млн. долларов. То есть приблизительно столько и стоит «Красный Восток». Скорректировав наши расчеты с мнением аналитиков ОФГ и «Ренессанс Капитал» можно считать, что «красная цена» «Красному Востоку» – 800 миллионов долларов.

Но казанская пивоваренная компания – не единственная в пивном сегменте бизнеса Хайруллина. Он контролирует и новосибирское ЗАО «Сибирская пивоваренная компания», рассчитанное на выпуск 30 млн. декалитров пива в года («ВиД» origindate::22.10.2004). По оценкам аналитиков примерно за 50-60 миллионов долларов голландский «Heineken» приобрел екатеринбургское ЗАО «Патра», сопоставимое с новосибирским пивзаводом («Известия» origindate::12.05.2005) Следовательно новосибирские активы Хайруллина тоже стоят не менее 50 миллионов долларов.

Агропромышленное направление бизнеса Айрата Хайруллина, в которое он уже инвестировал более семи миллиардов рублей, стоит не менее 200 млн. долларов. Методы экспансии в татарстанское село АПК «Красный Восток — Агро» – это тема отдельного разговора. Но масштабы заявленной деятельности предприятия не могут не впечатлять. Для создания собственных МТС агрохолдинг закупил 1300 единиц техники. В 2003 году в Вологодской области были закуплены 1500 голов племенных нетелей, в 2003-ем в Голландии – еще 4000 коров. Плюс – комбикормовый завод, плюс — молочный комбинат, плюс — 150 тысяч гектаров земли, плюс — элеватор.

Простое арифметическое сложение стоимости активов рассмотренных предприятий дает 1 миллиард 300 миллионов долларов. Конечно, из этой суммы надо вычесть долю Ильшата Хайруллина, старшего брата и компаньона Айрата. Но Forbes, по всей видимости, оценил Ильшата меньше 280 миллионов долларов (именно столько стоит бизнесмен замыкающий «Золотую сотню»). В противном случае Ильшат Хайруллин тоже был бы включен в список.

Кроме того, Forbes предупредил, что он «приписывает все активы, какими распоряжается семья предпринимателей главе семье». А в семье Хайруллиных, несмотря на то, что Айрат на 6 лет моложе Ильшата, верховодит именно младший брат. Таким образом, подсчеты показывают, что Forbes значительно недооценил Айрата Хайруллина. Да и сам он еще летом 2003 года скромно признался казанским журналистам, что контролируемые им активы стоят не менее одного миллиарда долларов.

Радик Шаймиев

По оценке Forbes «стоит» 340 миллионов долларов занимая 91-ую позицию в «Золотой сотне».

Представляя Радика Шаймиева Forbes пишет: «В холдинге «Татаро-американские инвестиции и финансы» (ТАИФ) собраны пакеты акций самых успешных предприятий Татарстана: «Татнефти», «Казаньоргсинтеза», «Нижнекамскнефтехима», «Нижнекамскшины», Альметьевского трубного завода. Кроме того, в холдинг входят телерадиокомпания «Новый век», банк «Аверс», страховая компания «Аверс», производственно-строительное объединение «Казань». А также развлекательный комплекс «Пирамида», пятизведочная гостиница «Мираж», Торговый комплекс «Восток-Т» и еще очень много чего. Руководитель и владелец ТАИФа – Радик Минтимерович Шаймиев. Нужны комментарии?» (Forbes, май 2005)

Несмотря на уверенность Forbes, что, зная кто отец Радика, вопросов быть не может, они все же есть. Конечно, рассматривать «путь к успеху» Радика Минтимеровича несерьезно. В отличии от Айрата Хайруллина Радик был обречен войти в российскую бизнес-элиту в тот самый день, когда принял решение заняться бизнесом. И ему не пришлось преодолевать бюрократические препоны, искать подходы к чиновникам и работать локтями. Все это за него сделало имя и должность отца. Хотя конечно и сам он человек незаурядный, что называется с характером. Об этом свидетельствует хотя бы даже то, что в юности, имея возможность «откосить» от армии, он не стал этого делать, а честно прошел срочную службу. И не писарем при штабе, а в спецназе. Да и спортивные успехи Радика – все-таки чемпион Европы по автогонкам! — не могут не внушать уважения. Тем не менее, будь он хоть трижды талантливым бизнесменом и сверхцелеустремленным человеком, если бы отцом Радика был не Минтимер Шаймиев, едва ли он, де-юре не владея даже блокирующим пакетом акций, имел возможность де-факто контролировать активы «ТАИФа», капитализация которой оценена Forbes в 340 миллионов долларов.

Кроме того, по всей видимости, Forbes не учел активы фирмы «НИРО-Экспорт», которую Радик контролирует и де-факто и де-юре.

Оценивая ТАИФ, бесполезно принимать во внимание то, что на конкурентном рынке максимальная стоимость активов – это его восстановительная стоимость, то есть затраты, которые необходимо произвести, чтобы создать такую же фирму с нуля. Второго ТАИФа не будет. Это компания уникальна тем, что именно она стала воплощением «татарстанской модели» разгосударствления собственности. Татарстан долгие годы гордился тем, что не позволил олигархам за бесценок скупить акции преуспевающих предприятий. Не позволить-то не позволил, но суть от этого не изменилась. Пойдя другим путем, Татарстан пришел к тому же, к чему пришла и вся Россия – концентрации капиталов. Людей распоряжающихся этими активами можно и не называть олигархами, но нельзя не замечать очевидного — отеческого отношения власть придержавших к компании ТАИФ. Справедливости ради надо сказать, что вовлечение ТАИФа в управление крупнейшими предприятиями нефтяной и нефтехимической отраслей республики могло быть хоть как-то оправдано тем, что до последнего времени государство владело контрольным пакетом акций компании. Но сейчас «государственность» ТАИФа улетучилась. Госдоля продана. Без ажиотажа. В реестре крупнейших акционеров ТАИФа сегодня числятся американская компания NKS Trading ink. (36% акций), ООО «НИРА – Экспорт» (10,2%), (эти фирмы были акционерами уже при создании компании в 1995 году), ООО «ТрансПорт» (19,9%), ООО «Вулкан» (19,9%).

Чарльз Эрвин, руководитель корпорации General Motors, в 1953 году обронил историческую фразу «Что хорошо для General Motors , то хорошо и для Америки». Похоже, что во взаимоотношениях с ТАИФом власть руководствуется подобной же формулой: «Что хорошо для ТАИФа, то хорошо и для Татарстана». Едва ли в республике удастся обнаружить еще одну частную компанию в отношении которой правительство принимало бы специальные постановления, обязывая «Татанефть» выделять этой самой компании огромные объемы нефти, измеряемые миллионами и миллионами тонн. 17 октября 1996 года КМ РТ принял постановление №881 «О мерах по строительству культурно-досугового центра молодежи в городе Казани», согласно которой Татнефть обязали выделять ТАИФу по одному миллиону тону нефти. Кроме того, ТАИФ был освобожден от уплаты ряда платежей. Так была построена «ПИРАМИДА». И преподнесено было это строительство как частные инвестиции.

Еще большие объемы нефти поставлялись ТАИФу при сооружении Нижнекамского НПЗ. Третий пункт постановления КМ РТ №657 от 18 июля 1997 года «О создании АО«Нижнекамский нефтеперерабатывающий завод» четко определил: «АО «Татнефть» на период строительства НПЗ обеспечить поставку нефти в объеме 6 миллионов тонн в год». А пятый пункт постановления конкретизировал, что нефть необходимо поставлять ТАИФу. Через год – 8 августа 1998 года — КМ РТ принял еще одно постановление — №509, которым внес изменение в пятый пункт постановления №657. Объем нефти, поставляемый ТАИФу, был увеличен до 7 миллионов тонн.

Риторический вопрос: могла ли Татнефть сама реализовать нефть и вложить выручку, что в возведение «Пирамиды», что в строительство НПЗ? Безусловно, могла. Но «предпочла» уступить эту миссию ТАИФу. Подобные схемы реализации нефти принято называть трансфертными, которые на российском рынке никак не уникальны.

«Организованная группа, которой руководил… преследовала цель завладеть правом на стратегическое и оперативное управление предприятием… Они обеспечили реализацию производимой предприятием продукции подконтрольным им посредникам не по рыночной, а по заниженной цене. Посредники в свою очередь перепродавали продукцию потребителям по рыночной цене. Разницу обратили в свою пользу, чем принесли ущерб другим акционерам, которые лишились права на дивиденды от чистой прибыли» («Новая газета» 26.04 2005).

Вообще-то, эта цитата не имеет никакого отношения к ТАИФу. Это отрывок из выступления государственного обвинителя Дмитрия Шохина по делу ЮКОСа. А ТАИФ может стать ЮКОСом разве что если в названии этой компании сделать четыре ошибки. Но в ближайшей перспективе ей это не грозит. У компании надежные покровители.

Но сколько же стоит ТАИФ? Какова капитализация всех более тридцати предприятий, входящих в группу? Вооружимся калькулятором и возьмем за основу расчетов рейтинг 2000 крупнейших компаний мира Global-2000, опубликованный в мартовском номере американского выпуска журнала Forbes. 938-ую позицию в этом рейтинге занимает АО «Татнефть» активы которой Forbes оценил в 7,14 миллиарда долларов, а рыночную стоимость в 4 миллиарда долларов (следовательно, 1% акций «Татнефти» Forbes оценил в 40 миллионов долларов).

В феврале этого года группа ТАИФ обменяла 3,36% акций АО «Татнефть» на 11,36% акций АО «Нижнекамскнефтехим» и сконцентрировала в своих руках 25,6% акций этого предприятия (ВК origindate::23.3.2005). 3,36% акций Татнефти стоят (3,36% умножаем на 40 миллионов долларов) около 135 миллионов долларов. Столько же стоят и 11,36% акций Нижнекамскнефтехима. А вся доля ТАИФа (25,6%) в этой компании «потянет» на сумму не менее 300 миллионов долларов.

Но у ТАИФа было не менее 7% акций Татнефти («Коммерсант» origindate::6.3.2004) и после обмена части акций осталось как минимум 3,64% ценных бумаг нефтедобываюшего предприятия стоимостью не менее 140 миллионов долларов.

На интернет-сайте ТАИФа выложена информация, что в декабре 2001 года компания «приобрела в собственность» завод первичной переработки нефти ЭЛОУ-АВТ. Генеральный директор ТАИФа Альберт Шигабутдинов в интервью казанским журналистам («Республика Татарстан» origindate::25.01.2005) поделился технологией покупки: «Нижнекамскнефтехим», который к тому времени задолжал нам 380 миллионов долларов за прямогонный бензин, фактически вернул 180 миллионов, передав в собственность ТАИФа ЭЛОУ-АВТ».

Как образовался этот долг – отдельная история. Напомню лишь, что прямогонный бензин – это конечный продукт завода ЭЛОУ-АВТ, который был передан ТАИФу в аренду согласно уже упомянутого постановления КМ РТ №657 от 18 июля 1997 года. А 8 сентября 1998 года правительство республики внесло коррективы в это постановление, ограничив срок аренды пятью годами.

Еще одна жемчужина татарстанской промышленности ОАО «Казаньоргситез» (КОС) – так же попало в сферу интересов группы компаний ТАИФ, которой сегодня принадлежит почти половина акций предприятия, обеспечивающего 38% российского рынка полиэтилена, 46% — полиэтиленовых труб, 21% — фенола, 22% — ацетона и т.д.

В апреле прошлого года Совет директоров Казаньоргситеза утвердил Программу стратегического развития предприятия до 2011 года стоимостью 900 миллионов долларов, которая предусматривает как модернизацию производства самого предприятия, так и строительство на ее базе нового завода по выпуску поликарбонатов и бисфенола-А. Осенью 2004 года ТАИФ и Казаньоргситез подписали генеральное соглашение со Сбербанком РФ о финансировании Программы («Время и деньги» origindate::17.12.2004)

На предстоящее в июне собрание акционеров ОАО «Казаньоргситез» «внесен вопрос об одобрении сделки по привлечению крупного кредита Сбербанка. До этого времени ТАИФ нужно получить положительное решение банка, поэтому, по мнению местных наблюдателей, группа решила подстраховаться не только акциями ОАО «Казаньоргситез», но и другими своими нефтехимическими активами («Коммерсант» origindate::23.3.2005). Из этой информации следует, что ТАИФ планировал привлечь кредитные финансовые ресурсы под залог акций Казаньоргситеза. Любой бизнесмен знает, что для получения кредита необходимо заложить имущество более чем в два раза превышающее стоимость заемных средств. Но даже если предположить, что Казаньоргситез собирается получить кредит под 100% стоимости своих активов (что маловероятно), получается, что менеджеры ТАИФа и Казаньоргситез оценивают капитализацию предприятия как минимум в 900 миллионов долларов. А доля ТАИФ соответственно «тянет» на сумму не менее 450 миллионов долларов. И это притом, что как признался Альберт Шигабутдинов («Республика Татарстан» origindate::25.01.2005), на покупку своего пакета акций ТАИФ потратил не более пятидесяти миллионов долларов.

Кроме акций монстров татарстанской экономики ТАИФ владеет еще сонмом ценных бумаг. К тому же, напомню, в компанию входят более тридцати предприятий. Таких как ТАИФ-инвест, строительная компания ТАИФ-СТ, ТАИФ-Сервис, КРК «Пирамида», банк Аверс и одноименная страховая компания, телерадиокомпании ТВТ и «Новый век», ООО «Карсар», ТАИФ-Телеком и еще целое полчище предприятий. Рыночная стоимость всей этой «мелочевки» по самым скромным прикидкам не менее 300 миллионов долларов.

Простое суммирование рассмотренных активов ТАИФа дает цифру в 1 миллиард 370 миллионов долларов.

Но кроме ТАИФа, контроль над которым Forbes приписывает Шаймиеву-младшему, Радик уже не опосредственно, а вполне официально владеет и управляет ООО «НИРА-экспорт», учрежденном в 1992 году им самим и австрийским бизнесменом Николой Капровицей. Только «засвеченные» активы «НИРО-экспорта» (даже без учета десятипроцентного пакета акций в ТАИФе) стоят не менее ста миллионов долларов. Это гостиница «Мираж», 19 % в уставном капитале банка «Аверс» и объекты, находящиеся в собственности севастопольской фирмы «Акар», являюшейся между прочим представителем Татнефти в Крыму – нефтебаза близ Ялты, группа АЗС, рейдовый разъездной катер, комплекс «Тессель» в Форосе.

Небольшое пояснение. Если верить интернет-газете Federalpost и «Крымской правде» учредили «Акар» фирма «Интер-Инвест», кипрская фирма «EMBERG VENTURES LIMITED» и ООО «НИРА-экспорт». Зарегистрировано предприятие в Севастополе по тому же адресу, где расположено представительство Татарстана в Крыму. А оперативное руководство «Акаром» осуществляет Ростислав Вахитов – по совместительству представитель Татарстана в Украине и Крыму.

«Акар» развернул в Крыму бурную деятельность. Вот что писала «Крымская правда»: «некое предприятие, якобы представляющее Татарстан, получило в аренду на 49 лет дачу генерала Раевского в Тессели и парк площадью 28 гектаров. Спустя некоторое время дача – памятник истории была этим предприятием куплена. Раньше все это было частью санатория «Форос». За короткое время в реликтовом парке над морем были выстроены несколько роскошных коттеджей, один из которых, говорят, построен специально для Бабая (так в Татарстане называют президента Шаймиева)». Украинские СМИ докопались, что по договору купли-продажи государственного имущества от 11 марта 2002 года фирма «Акар» выкупила у правительства Крыма «объекты-имущество дачи «Тессели» , расположенные по адресу: г.Ялта, п.г.т. Форос, ул. Форосский спуск № 3.

Таким образом, стоимость активов ТАИФа, которые Радик Шаймиев контролирует, по мнению журнала Forbes, и капитализация ООО «НИРА-экспорт», которым он владеет вполне официально, составляют не какие-то 340 миллионов долларов, а 1 миллиард 470 миллионов долларов

Приведенные факты дают серьезные основания считать, что Айрат Хайруллин и Радик Шаймиев, контролирующие предположительно 1 миллиард 300 миллионов долларов и 1 миллиард 470 миллионов долларов соответственно вполне могли бы представлять нашу республику в Клубе долларовых миллиардеров.

Ирек Муртазин,

эксперт Международного института гуманитарно-политических исследований

Оригинал материала

«REGIONS.RU»