IPO "Русала" окутано загадочным туманом

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


IPO "Русала" окутано загадочным туманом

Самую большую тень бросил на него Михаил Черной.

Оригинал этого материала
© Financial Times, origindate::23.01.2007, Перевод: "Инопресса", Фото: "Профиль", IPO "Русала" окутано загадочным туманом. Сегодня появились сообщения, что "Русал" решил перенести IPO из Лондона в Гонконг

Кэтрин Белтон

Converted 26006.jpgКогда "Русал" Олега Дерипаски в прошлом году сообщил, что планирует провести IPO на сумму 9 с лишним млрд долларов, это с самого начала выглядело как "пробный шар" – попытка выяснить, удастся ли компании, которая сформировалась в отрасли, где когда-то процветала преступная деятельность, добиться листинга в Лондоне. В сентябре прошлого года IPO уже было один раз отсрочено: акционеры компании, в том числе Дерипаска, владеющий 66% "Русала" через свой колоссальный промышленный конгломерат "Базовый элемент", сослались на неблагоприятную обстановку на рынке. Теперь, когда "Русал" стремится к расширению путем слияния с "Норильским никелем", заявление одного из топ-менеджеров "Базового элемента" о том, что компания, возможно, предпочтет для IPO Гонконг, а не Лондон ввиду ужесточения требований регулятивных органов, указывает на более глубокие проблемы.

IPO одного из крупнейших в мире производителей алюминия с самого начала сопутствуют юридические претензии. Но самую большую к данному моменту тень бросил на него Михаил Черной, неоднозначный основатель российской алюминиево-плавильной индустрии, который претендует на 20% акций "Русала". По его версии, они причитаются ему, так как на протяжении большей части 1990-х годов он и Дерипаска были совладельцами, причем доли между ними распределялись поровну (о том, что Дерипаска был его партнером, заявляет лишь Черной).

Как стало известно Financial Times, в декабре Черной подал в Высокий суд Лондона новую версию искового заявления о передаче ему этого пакета акций, а также испросил разрешения вручить повестку самому Дерипаске за пределами Великобритании либо лондонским поверенным бизнесмена.

Кроме того, документы, представленные вместе с исковым заявлением, с которыми ознакомилась Financial Times, впервые позволяют составить хотя бы частичное представление о деталях их совместного, в равных долях владения активами алюминиево-плавильной промышленности через зарегистрированный в Лихтенштейне фонд Radom (по версии Черного).

По словам пресс-атташе Дерипаски, позиция его клиента состоит в том, что "он не должен Черному никаких денег, а Черной не имеет доли в "Русале" или права на таковую". Однако складывается впечатление, что стороны играют между собой в игру "кто первый струсит", поскольку ни той, ни другой стороне не выгодно доведение дела до судебного разбирательства.

Дерипаска жаждет отделаться от своего прошлого – завуалировать свое восхождение на вершину отрасли, истерзанной бандитскими войнами 1990-х годов, и позиционировать себя по-новому, в качестве ведущего титана российской индустрии; поэтому любое судебное расследование, касающееся этой эпохи, может вскрыть кучу неблаговидных подробностей. В интервью Financial Times Дерипаска вообще отрицал, что когда-либо был партнером Черного. "Этот человек не имеет никакого отношения к моему бизнесу", – сказал он.

Черной, в свою очередь, тоже может столкнуться с проблемами в суде: прочитанное Financial Times соглашение от марта 2001 года, на котором он основывает свои претензии, занимает всего две страницы. В нем изложены условия договоренности, согласно которой Черной, во-первых, соглашается продать Дерипаске за 100 млн долларов 17,5% акций "Сибирского алюминия" ("Сибала"), а Дерипаска, со своей стороны, обязуется погасить задолженность размером в 150 млн долларов перед торговой фирмой, принадлежащей Черному. Согласно второй части этой договоренности, Дерипаска обязан заплатить Черному за 20-процентную долю в "Русале" – компании, с которой слился "Сибал" не позднее, чем через пять лет после заключения договоренности. В договоренности даже не оговорены важные детали – например, распространяются ли на него английские законы. Не уточняется также, в какой валюте следует выплачивать деньги, хотя в исковом заявлении фигурируют доллары США.

В поданном в Высокий суд Лондона исковом заявлении, с которым ознакомилась Financial Times, утверждается, что в договоренности изложены условия сделки, согласно которой "Дерипаска будет владеть 20% акций "Русала" по поручению Черного", а также "Дерипаска должен был внести первый платеж размером примерно в 250 млн долларов в качестве аванса".

В исковом заявлении не содержится четких сведений о том, какого числа была достигнута договоренность и была ли она подписана в Lanesborough или в Berkeley Hotel в Лондоне. Однако в документах, с которыми ознакомилась Financial Times, изложены подробности об их совместном владении "Сибалом" через зарегистрированный в Лихтенштейне фонд Radom.

Что сталось с Radom после 1999 года, неясно. Из письма директорам Radom, подписанного Дерипаской, следует, что громадная сеть офшорных компаний, куда попадали доходы от торговли алюминием, принадлежала зарегистрированной в Люксембурге родительской компании Alincor SA. В письме, датированном 26 апреля 1999 года, юридический представитель Дерипаски Сталбек Мишаков инструктировал лихтенштейнских директоров, что акции Alincor "следует позднее передать акционерам фонда Radom после того, как мы установим, каким образом они смогут напрямую владеть зарегистрированными акциями Alincor SA".

Согласно декларации об учреждении Radom, датированной 31 октября 1997 года, Дерипаске принадлежали 50% акций Radom через его Cole Foundation, а остальная половина принадлежала Черному через его Galenit Foundation. Меморандум о подробностях встречи Дерипаски и его партнеров с лихтенштейнскими директорами в Syndikus Treuhandanstalt 14 декабря 1998 года гласит: "Дерипаска подписывает контракт на полномочия относительно Cole Foundation /.../ зафиксировано, что он является первым бенефициаром, его мать – вторым бенефициаром, а Павел Эзубов – третьим". В том же документе сказано, что Дерипаска подписывал все распоряжения о платежах, направляемые в группу Radom.

По версии Черного, партнерство, начавшееся в 1994 году, столкнулось с проблемами, когда российские антимонопольные органы заинтересовались планами Дерипаски о слиянии "Сибала" с "Русским алюминием" Романа Абрамовича. По словам Черного, Дерипаска сказал ему, что российские власти не дадут разрешения на эту сделку, если к ней будет причастен Черной. Черной, в то время проживавший за пределами России, в Израиле, впал в немилость российских властей. В конце 1990-х тогдашний министр внутренних дел назвал его имя в связи с организованной преступностью. Черный утверждает, что конкуренты по бизнесу развязали кампанию с целью его очернения.

По словам пресс-атташе Дерипаски, комментариев о подробностях этого дела не будет, так как речь идет о судебной тяжбе.

Более ранняя попытка вручить повестку в Лондоне телохранителю Дерипаски была признана недействительной после того, как летом суд постановил, что Дерипаска не проживает в Великобритании постоянно.