Oрловскую металлургию в офшор

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Oрловскую металлургию вывели в офшор

Оригинал этого материала
© "Орловские новости", origindate::25.08.2004

Ноктюрн для медных тарелок

Невероятно, но факт: орловская металлургия «приписана» к области только номинально. Она давно уже не орловская. И неоскудевающие металлургические прибыли уже никогда не порадуют орловских стариков прибавками к пенсиям, новорожденных малышей доплатами к детским пособиям и налогами местные бюджеты. Но как виртуозно, как элегантно и легко «уводился» металлический бизнес!

Хотели как лучше…

Орловский глинозем не представляет интереса для алюминиевого комплекса, но именно у нас со второй половины ХХ века размещено крупнейшее в Европе предприятие по переработке вторсырья в алюминиевые и медные сплавы.

Мощное экспортное производство 200 тыс. тонн готовой продукции в год сохраняло прибыльность даже в постсоветское лихолетье, когда другие заводы рухнули. Однако с приходом на должность вице-губернатора «специалиста по металлу» Игоря Сошникова в 1996 г. история Мценского завода цветных металлов и сплавов (ЦМиС), исправно рентабельного, вдруг потекла иначе. Уже весной 1997 г. с подачи администрации области была начата процедура его банкротства, а в сентябре 1997г. губернатор подписал постановление, согласно которому Фонд поддержки малого (!) предпринимательства выделил предприятию льготную ссуду в 5 млрд. (неденоминированных) рублей под 15 % годовых. Завод становился убыточным. Производственный комплекс еще сохранялся благодаря блокирующему пакету (39% акций) в государственной собственности, но курирующий вице-губернатор уже отвергал предложения о финансовой помощи от кредиторов завода.

Введенное внешнее управление к весне 1998 года, казалось бы, добилось успеха: завод преодолел убытки.

Но экономическое укрепление ЦМиС почему-то совсем не устраивало государственных мужей из областной администрации и местного Агентства Федеральной службы по делам о несостоятельности. На «запущенный» участок работы направили бывшего подчиненного Сошникова по сталепрокатному заводу некоего Геннадия Михеева. Он с блеском «добился» убытков на 400-500 тыс. долларов в месяц. Использовалась тривиальная схема: были резко повышены закупочные цены для особо избранных поставщиков. В результате их общее число сократилось с сотни до четырех, спрос упал, реализация замедлилась, и к августовскому дефолту 1998г. завод стал «на якорь». Тогда же открытое акционерное общество «Цветные металлы и сплавы» вместе с австрийской фирмой «Алфер Холдинг ГмбХ» на равных долях создали ЗАО «ЭКО-МАЛ», руководить которым стал Магомед Абдусаламов (он же гендиректор ОАО «Думчино»).

Надо делиться…

Убедив кредитный пул в необходимости продать за «хорошую» цену часть ЦМиС, г-н Михеев, как следует из уголовного дела о подлоге, выдвинул и реализовал идею разделения одного завода на два: ОАО «Мценский алюминий» и завод вторичных и медных сплавов. На обоих он стал числиться генеральным директором. Но первый занял место «родного сына», а второй- «пасынка».

«Рубку» ЦМиС по-живому вполне можно использовать для сценария триллера. Директор «Мценского алюминия» г-н Михеев не мог не нарадоваться, что на баланс за копеечные суммы заносились основные фонды и активы, даже жилой дом на 100 квартир всего за 600 тыс.руб. Зато директор медного производства, он же г-н Михеев, наверное, переживал, что его «пасынку» остались десятая доля заводской территории без коммуникаций и седьмая часть производственных мощностей и активов. Отобранные «любимым братом» остатки средств производства Михееву-второму пришлось теперь арендовать у Михеева-первого. Шарады с дележкой и переоценками затронули даже святое – стратегический резерв, запасы собственной продукции предприятия оборонного значения. Резерв «отошел» «Мценскому алюминию». По документам- 270 тонн. По данным налоговой полиции, фактически под тысячу тонн. Мудрым велением г-на Сошникова «бесхозный и ничейный» металл был передан во внебюджетный (?!) фонд.

Раздел по методу киношного Попандопуло отразился на Мценском заводе цветных металлов и сплавов плачевно. Долги достигли 325 млн.руб., активы уменьшились вчетверо. Дочерние предприятия были выставлены на открытую продажу. Но «открытость» была мнимая, поскольку от покупателей требовалось внести залог в два миллиона долларов на месяц. Сумасшедших не нашлось. И за два дня до прекращения полномочий доверенного внешнего управляющего «Мценский алюминий» продали гибралтарской фирме… по взаимозачету, за кредит, который та дала ЦМиС. Позже органы валютного контроля наказали оффшорную компанию за незаконную сделку на те же 2 млн.долларов, и та «растворилась» в виртуале.

Сага о мценских киприотах с еврейскими корнями

Итак, Мценск утратил своего «алюминиевого» налогоплательщика, как только бывший внешний управляющий с одобрения влиятельного шефа из обладминистрации занял пост гендиректора алюминиевого производства. Говорят, что после этого даже для налоговых платежей почему-то находились банки-банкроты, неспособные доставлять деньги по назначению. Окончательно же «помахали ручкой» мценскому бюджету после того, как в Орле зарегистрировали управляющую компанию (УК) ЗАО «Мценский алюминий». Но та же участь ждала и орловский бюджет. Акции бывшего госпредприятия из реестра монополий, сменив множество владельцев, бесследно растаяли в оффшорах на Багамских островах, Кипре и в Лихтенштейне. ОАО с гордым названием «Орловские металлы», которому «отошли» алюминиевые производства Мценска, с 15 марта 2000г. стало собственностью частной компании с ответственностью, ограниченной акциями «S & T Management Limited», зарегистрированной на Кипре на ул. Королевы Фредерики,20.

Почему так «легла карта» «Мценского алюминия»? Определенный ответ может дать состав совета директоров «S & T Management Limited», который персонифицировался, в частности, с Вячеславом Басати, Александром Смоленским, братьями-олигархами Шалвой и Александром Чигиринскими. За этими именами стоят не только мощные российские предприятия и целые отрасли (ТНК, Росинвестнефть, МНЗ, Агробанк…), но и такие пионеры иноземных оффшорных компаний на российских территориях, как «Вектор», ЗАО «СТ «Балчуг» , «СТ «Групп», «СП «Перестройка». Практически все, кто имеют отношение к руководству «Орловских металлов», входят в руководящие органы Российского еврейского конгресса.

Как сообщали орловские СМИ, по итогам одной из ярмарок инвестиций было подписано соглашение между администрацией области и АО «Управляющая компания «СТ «Групп» о реализации проекта по внедрению высокотехнологичных методов получения алюминиевых сплавов на ОАО «Орловские металлы» с общим объемом инвестиций 20 млн. долларов США. Проект возглавляет А. Чигиринский. Впрочем, мценский завод — по мощности самый крупный в своем роде в Европе и второй по объемам производства, находясь полностью в частных руках олигархов и менеджеров-профессионалов, несомненно, инвестируется и без всяких соглашений и договоренностей. Естественно и то, что производство высокорентабельно. Продукцию «Орловских металлов» покупают Япония, США и Европа, поставки за рубеж составляют 90% продукции, структура экспорта - технологическое литье и вторичные сплавы. Сырьевой экспорт с мценских складов оценивается десятками миллионов долларов в год.

Александр Чигиринский мало «светится» на публике. Но несколько лет назад его имя проскочило в скандале с аварией. Лихой водитель, окончивший когда-то Орловское училище правительственной связи и благодаря удачному браку «прыгнувший» с майора до генерал-майора, на 6-м километре Дмитровского шоссе врезался в дуб. «Мерседес-500» сгорел дотла. Шикарное авто принадлежало г-ну Чигиринскому. Госпитализированного в ЦКБ генерала звали Александр Рогачев - зять нашего губернатора и муж сенаторши.

Достоин внимания и такой факт. В 2001 году кипрские «Орловские металлы» приняли участие с долей 51% в ООО «Стройкерамика-Развитие». Последнему было перечислено 16 млн.рублей в качестве уставного взноса. Между прочим, потребительская «ниша» стройкерамики в области позволяет получать чистую прибыль под пятьдесят миллионов рублей в год.

Металлисты и тяжелый рок

Пару лет назад на базе ОАО «Орловские металлы» и Мценского литейного завода (МЛЗ) был создан холдинг. Он органично замкнул на себе былое металлургическое достояние орловской промышленности, оборонки и ВПК. Мценский литейный сформировался на базе завода алюминиевого литья с некоторой долей ЗАО «АгроСвит», руководимого Тимуром Хайрутдиновым. Помимо членства в совете директоров МЛЗ он являлся генеральным директором ЗАО “СТБ Инвест”, ЗАО “Александр Хаус” (где размещается Фонд политтехнологий Глеба Павловского) и директором ЗАО “СТ Центр”.

Состав собственников МЛЗ менялся. Год назад им владели пять акционеров, в том числе компания «Halden Management Limited» и компания с ограниченной ответственностью «Маплето Инвестментс Лимитед» с контрольным пакетом 52% (остров Кипр), а также компания «Trigonia Anstalt» (Лихтенштейн) с 27%. У руководства стали 23-летняя Юлия Макарова и сорокалетние Теймураз Мардахиашвили и Геннадий Мелкумян. Г-н Мардахиашвили – крупный бизнесмен, возглавляющий, к примеру, Московскую нефтяную компанию. Совладельцы мценского литейного имеют прямое отношение и к компаниям семейства «Вектор», в частности, к «Вектор-Ойл», руководимой Казбеком Басаевым.

На бухгалтерском балансе мценского завода гордо выделено: «собственность иностранных юридических лиц» , а годовая выручка (нетто) от продажи товаров, продукции, работ, услуг (за минусом налога на добавленную стоимость, акцизов и аналогичных обязательных платежей) зашкаливает за 700 млн. руб.

…На флейте водосточных труб

Судьба второго брата, завода вторичных и медных сплавов, не менее интересная. Он хоть и мценский, но тоже не орловский. Его хозяева постепенно превращались из российских в совместные, из совместных в иностранные. Если четыре года назад этим заводом владели ЗАО «ВЭСС Стейлз», ЗАО «ЭЙВИЛИЗ», JBS METALL GROUP LTD и Олег Пензин, то спустя год акционерные рокировки определили состав владельцев завода кипрские и багамские фирмы: «Richlake Trading Ltd, «JBS METAL GROUP LTD», «Raicot Indastries Limited вместе с другими дольщиками – Олегом Пензиным, Игорем Клевцовым и ООО «Промгейзер». Все это неслучайно - переработка вторичного лома – потрясающе выгодный бизнес, а в российских условиях тотального воровства металла и «непаханого» правового поля вообще сопоставим с наркобизнесом. Несомненно, что такой налогоплательщик интересен Орловской области. Между тем в 2001 г. по решению акционеров местонахождением Мценского завода вторичных и медных сплавов стал… город Пенза.

Тем временем по адресу: г. Мценск, Автомагистраль к десятку имеющихся фирм прибавилась еще одна, потом еще. Это физические лица стали создавать свои, автономные от «старших» братьев-олигархов, фирмы. Так, ЗАО «ЭКО-МАЛ» вместе с Мценским заводом вторичных медных сплавов в долях соответственно 10% и 90% создали в 2000 г. мценский завод «Вторцветмет». В своем невеликом (несколько человек) штате тот стал иметь того же главного бухгалтера, что и на заводе вторичных медных сплавов, и гендиректора по фамилии Пронякин, который одновременно был еще и членом совета директоров того завода и «служил» гендиректором ЗАО «Втормет-Пушкино». А почему бы и нет? Масштабы бизнеса вторичных металлов и цветного лома очень велики, а на территории производственных площадей одного из крупнейших в Европе плавильных гигантов — мощная инфраструктура: краны, железнодорожные пути, грузовые платформы, погрузчики, составы… Есть чем «порулить»! И председатель совета директоров Мценского завода вторичных медных сплавов по фамилии Стрелков вместе с упомянутым выше Пронякиным по адресу: Мценск, Автомагистраль создал еще одну фирму - «Втормет-Мценск». В ней они равнодолевые частные собственники. А гендиректором во «Втормете-Мценск» по доброй традиции мценских клонов-«металлистов» стал по совместительству гендиректор другой фирмы...

P.S.
«Мы ее потеряли»,- сказал бы российский врач про орловскую металлургию. И, как в библейских преданиях, можно продолжить: «…она ушла от нас... туда, на небеса, в оффшоры и Европу, где мощный капитал и олигархи, знающие цену божьим дарам. Мы не смогли позаботиться, и ей там лучше, и смотрит она сейчас на нас с высоты богов…» И омрачает грохот несущихся товарняков с металлом, медью и алюминием. И почти в такт звучит в ушах похоронный марш. И соло медных тарелок. И трубы… Мы безвозвратно отдали то, что веками считалось потенциалом всей России.