Sexpolitics: Как ЭТО делают в Америке

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Дамы, замеченные в пылких чувствах к членам конгресса, известны как профессиональные лоббисты

© "Совершенно Секретно", Январь 2002

Sexpolitics: Как ЭТО делают в Америке

Владимир Абаринов

[...]Вставая грудью на защиту моральных ценностей, вашингтонские политики сплошь и рядом полагают излишним соответствовать высоким стандартам в своей собственной частной жизни.

Когда чрезмерным сексуальным задором отличается глава государства, угрозе подвергается национальная безопасность страны. Наиболее яркий пример тому — Джон Кеннеди. Президент не мог прожить дня, чтобы не изменить жене. В нескольких случаях его интимные связи представляли непосредственную и явную опасность. Речь идет прежде всего о Джудит Экстер (Кэмпбелл), служившей курьером между президентом и боссами мафии Сэмом Джанканой и Джоном Роселли — оба по заданию ЦРУ участвовали в неудачной попытке покушения на Фиделя Кастро; деньги и влияние мафии помогли Кеннеди выиграть выборы в нескольких штатах. В 1975 году на слушаниях в сенатском комитете по делам разведки Экстер отрицала свою роль посредника, однако в феврале 1988 года в интервью журналу «Пипл» рассказала, что, помимо обмена посланиями, организовала и несколько личных встреч Кеннеди и Джанканы. Неудавшуюся голливудскую звезду познакомил с обоими Фрэнк Синатра.

По меньшей мере дважды легкомыслие Кеннеди могло обойтись Соединенным Штатам чрезвычайно дорого. Оба случая имели место в нью-йоркском отеле «Карлайл». В первом охрана потеряла президента: он удалился с вечеринки в отеле на частную квартиру дамы, с которой намеревался провести ночь. Не имел понятия о месте пребывания Кеннеди и офицер с прикованным к руке ядерным чемоданчиком.

Во втором случае Кеннеди потерял свою личную телефонную книжку во время визита в Аризону. Книжку нашли, и губернатор распорядился доставить ее в отель «Карлайл», где, как он знал, остановился президент. Но дело в том, что Кеннеди сменил номер: взял себе освободившийся пентхауз, а тот, в котором он жил прежде, был предоставлен советскому министру иностранных дел Андрею Громыко, прибывшему на сессию Генассамблеи ООН. Посыльный, не знавший о смене номера, доставил пакет по старому адресу. Джон Кеннеди, утверждают очевидцы, был в панике: книжка содержала его полный донжуанский список. Президентская свита уже воображала кошмарные заголовки в «Правде» и «Нью-Йорк таймc». На второй день после пропажи один из помощников Кеннеди догадался допросить отельного посыльного, и тот за скромную мзду в двадцать долларов открыл запасным ключом апартаменты Громыко — запечатанный пакет все еще лежал на столе в прихожей.

В те времена в Америке не было принято заглядывать в койку первых лиц. Тем не менее одна из амурных связей Кеннеди все-таки привлекла внимание конгресса: очередную пассию президента, немку из Восточной Германии Эллен Рометш, подозревали в шпионаже. Связь имела место в 1963 году — как раз тогда, когда на Британских островах грянул оглушительный скандал, «дело Профьюмо». Министр обороны Соединенного Королевства Джон Профьюмо был уличен в интимном знакомстве с барышней из эскорт-сервиса Кристиной Килер. Еще одним постоянным клиентом Кристины был сотрудник ГРУ Евгений Иванов, работавший под крышей советского военно-морского атташата.

Выяснилось, что президент США пользовался услугами той же фирмы, что и Профьюмо с Ивановым. Газета, узнавшая про это, не располагала убедительными свидетельствами, а потому ограничилась лишь прозрачными намеками. Однако братья Кеннеди не на шутку встревожились и спровадили Рометш на историческую родину, заплатив немалые отступные. Однако сенат не успокоился и стал затевать расследование. Тогда министр юстиции Бобби Кеннеди попросил директора ФБР провести разъяснительную работу среди законодателей. Эдгар Гувер, не имевший досье разве что на Господа Бога, отправился в сенат и объяснил лидеру демократов Майку Мэнсфилду и лидеру республиканцев Эверетту Дирксену, что, если они будут копаться в постельном белье президента, публика узнает много любопытного о самих сенаторах. Дело было закрыто сенатом. Но не Гувером.

Неумеренное сладострастие подводило не только действующих президентов, но и кандидатов. В 1987 году сошел с дистанции кандидат демократов сенатор Гэри Харт. Газета «Майами геральд» сообщила, что сенатор провел ночь с моделью Донной Райc. Харт попробовал отрицать информацию, но тотчас выяснилось, что эта ночь не единственная, по поводу которой надо оправдываться. Не единственной была и дама. После того как Харт отказался ответить на вопрос корреспондента «Вашингтон пост»: «Изменяли ли вы жене?», газета назвала еще несколько имен подруг кандидата в президенты. Сенатор принял решение снять свою кандидатуру.

Ряд громких скандалов связан с именами видных членов конгресса. В октябре 1974 года в два часа ночи дорожный патруль остановил за превышение скорости машину, за рулем которой оказался один из самых могущественных законодателей — председатель комитета нижней палаты по ассигнованиям Уилбур Миллз. У пьяного законодателя лицо было расцарапано в кровь. Под стать ему оказалась и веселая компания пассажиров. Сидевшая на переднем сиденье дама в момент задержания решила освежиться и, выйдя из автомобиля, нырнула в близлежащий пруд. Извлеченная из воды спутница конгрессмена при ближайшем рассмотрении оказалась известной в городе стриптизершей. Супруги Миллза в машине, натурально, не было. Поначалу конгрессмен молчал в тщетной надежде, что пронесет, потом стал утверждать, что полиция его с кем-то перепутала, наконец, сплел замысловатую версию происшествия. Тем временем репортеры пошли по следу и установили, что 65-летний Миллз — заядлый посетитель злачных мест столицы и давний приятель стриптизерши. Проштрафившийся конгрессмен потерял место главы комитета и в 1976 году счел за благо не переизбираться.

В мае 1976 года 27-летняя Элизабет Рэй, работавшая в аппарате конгрессмена Уэйна Хейса, заявила, что ее главная служебная обязанность — отвечать взаимностью на сексуальные запросы шефа; 64-летний Хейс возглавлял административный комитет, то есть ведал финансами палаты представителей. Рэй был отведен отдельный кабинет с пишущей машинкой, двумя телефонами и диваном. Из всего инвентаря использовался главным образом диван: машинку Рэй даже не умела включать, а читала по складам. Хейс яростно отрицал все обвинения, но в итоге все-таки ушел в отставку.

В апреле 1978 года конгрессмен Фрэд Ричмонд был арестован за попытку вступить в сексуальные отношения с 16-летним юношей. Ричмонд повинился, был прощен, легко выиграл следующие выборы, но четыре года спустя попался на хранении наркотиков и уклонении от налогов. Результат — отставка.

В 1980 году сразу двое конгрессменов, Джон Хинсон и Роберт Бауман, были арестованы по обвинению в «оральной содомии», причем первый занимался этим непосредственно в туалете палаты представителей, а второй совратил подростка. Хинсон ушел в отставку. Бауман проиграл выборы.

В июле 1983 года конгрессменам Дэну Крэйну и Гэрри Стаддсу были предъявлены обвинения в сексуальных отношениях с несовершеннолетними пажами конгресса: Крэйн вступил в связь с девушкой, Стаддс — с юношей. Комитет по этике объявил им порицание, но один из членов палаты, будущий ее спикер Ньют Гингрич, потребовал исключения провинившихся из состава палаты. Крэйн, отец шестерых детей, плакал и умолял простить его. Стаддс заявил, что он гомосексуалист, и просить прощения отказался. Крэйна простили коллеги, но не избиратели. Электорат Стаддса оказался более либеральным.

В 1992 году сразу десять сотрудниц аппарата верхней палаты конгресса обвинили сенатора Боба Пэквуда в сексуальных домогательствах. Пэквуд заявил, что «весьма сожалеет», если его действия были неприятны дамам. Дело заглохло бы, но на сенатора ополчились феминистские организации. Не желая доводить дело до публичных слушаний и голосования, Пэквуд ушел сам.

Указывать партийную принадлежность вышеперечисленных лиц было бы излишним — неумеренному сладострастию подвержены и демократы, и республиканцы. Было бы смешно утверждать, что внебрачные связи народных избранников не имеют отношения к их законодательной деятельности: дамы, замеченные в пылких чувствах к членам конгресса, известны как профессиональные лоббисты, а результаты голосования по законопроектам, которыми интересовались дамы, показывают, что законодатели умеют ценить оказанное им внимание.

Еще один характерный случай произошел в 1988 году. В Вашингтоне распространился слух, что спикер палаты представителей демократ Томас Фолей — гомосексуалист. Единственный в то время открытый гей в конгрессе, демократ Барии Фрэнк, пригрозил сплетникам, что если они не угомонятся, он огласит имена как минимум шести скрытых геев среди республиканцев. Сплетня мгновенно угасла. Годом позже Фрэнк сам стал жертвой скандала. Его возлюбленный стал оказывать платные услуги на дому, а жил юноша в квартире Фрэнка. Палата объявила Фрэнку выговор, но в глазах электората его репутации эта история не повредила.

Аналогичным образом защищался от нападок Клинтон в 1988 году. Пресса очень кстати докопалась до былых внебрачных связей и внебрачных детей наиболее непримиримых сторонников импичмента — сенаторов Генри Хайда и Дэна Бартона. Ушел в отставку спикер палаты представителей Ньют Гингрич — тот самый, что пылал благородным гневом по поводу растления пажей конгресса. Одним из предъявленных ему обвинений был развод с женой, прикованной к больничной койке, ради брака с любовницей, работавшей в палате. Тогда же в журнале «Вэнити фэйр» появилось интервью активистки избирательной кампании Гингрича 1976 года, утверждавшей, что спикер предпочитает оральный секс, поскольку в этом случае он всегда может сказать: «Я не спал с ней». Не успели республиканцы на смену Гингричу избрать Боба Ливингстона, как и в его прошлом обнаружился адюльтер. Ливингстон принял решение покинуть не только пост спикера, но и конгресс, заявив, что тем самым он подает пример Клинтону.

Наконец, в прошлом году удивительно вовремя получила огласку неприглядная история про пастора Джесси Джексона, который тогда до хрипоты требовал пересчитать голоса, поданные во Флориде за кандидатов в президенты Буша и Гора. Пастор оказался отцом внебрачной дочери, причем мать последней, предусмотрительно сохранившая в холодильнике использованный кондом со спермой преподобного, получала ежемесячно немалые суммы из бюджета возглавляемой Джексоном организации по защите гражданских прав афроамериканцев. В итоге Джексона с телеэкрана как корова языком слизала.

Случались ли в сексуально-политической истории США сюжеты совсем нехорошие, сопряженные со смертью действующих лиц? Было и такое. Версия убийства Мэрилин Монро известна — не будем повторяться. Другой инцидент с фатальным исходом произошел с сенатором Эдвардом Кеннеди в июле 1969 года на острове Чаппаквиддик. Машина, которую вел сенатор, свалилась с моста в воду. Кроме Кеннеди, в автомобиле находилась молодая сотрудница его избирательного комитета. Сенатор спасся и скрылся с места происшествия, не позвонив в полицию и пытаясь обеспечить себе алиби. Его спутница утонула. Благодаря связям своей семьи Кеннеди избежал ответственности, но навсегда отказался от идеи стать президентом.