The Washington Post - "концлагерь на бумаге"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


The Washington Post - "концлагерь на бумаге"

Оригинал этого материала
© "Газета", origindate::15.05.2003

История одного надувательства

Антон Иваницкий

ГАЗЕТА рассказала [page_13091.htm историю американского журналиста Джейсона Блэра], который 4 года обманывал публику. Сегодня мы знакомим читателей с историей одного из самых громких скандалов в истории журналистики США.

Сюжет

Converted 14425.jpg

Джанет Кук, лауреат самой престижной премии американских СМИ, в зените славы и благополучия

Заметка «Мир Джимми», появившаяся в The Washington Post 29 сентября 1980 года, привела в ужас всех американцев, от сенатора до бродяги. Репортер издания Джанет Кук написала блестящий материал о судьбе 8-летнего мальчика Джимми, жителя одного из кварталов бедноты Вашингтона. По словам репортера, бойфренд матери Джимми пристрастил столь юное создание к героину. Сам Джимми утверждал, что, когда вырастет, станет наркодилером. Городские власти и правозащитники потребовали, чтобы Кук назвала им место жительства Джимми - они-де хотели бы ему помочь. Кук не соглашалась, мотивируя отказ тем, что в таком случае Джимми будет грозить опасность - героиновые дилеры просто убьют его. Однако вскоре по городу прошли слухи: Джимми не существует, несчастный ребенок лишь плод фантазии Джанет. The Post, разумеется, опровергала эти слухи, а Джанет удивлялась тому, что кто-то ставит под сомнение ее информацию.

13 апреля 1981 года. Джанет Кук присудили Пулитцеровскую премию. The Post готовилась написать большую статью об истории жизни Джанет. Взяв ее резюме, коллеги Джанет связались с преподавателями университетов, где училась журналист, и с ее бывшими коллегами из The Toledo Blade. Выяснилось, что Джанет лгала: она никогда не была студенткой ни в колледже Вассара, ни в Сорбонне. А вот говорит ли она по-французски (в резюме она писала, что владеет 4 иностранными языками), взялся проверить сам тогдашний главный редактор The Post Бенджамин Брэдли. По-французски Джанет не знала ни слова. Тогда редакторы потребовали доказать, что герой ее нашумевшего рассказа Джимми существует. Тут-то Джанет и созналась в своем обмане. Пулитцеровская премия была аннулирована, а Джанет уволена.

А был ли мальчик?

В 1995 году Бен Брэдли написал автобиографию, ставшую бестселлером. Джанет Кук он посвятил целую главу, в которой подробно описал, как некоторые сотрудники редакции сразу усомнились в правдивости ее очерка, другие защищали ее до последнего. Брэдли назвал Кук «крестом на имидже The Washington Post и имидже Бена Брэдли». Единственное, что он оставил без объяснения, - кто именно дал репортеру задание «Героин на улицах Вашингтона». Эта тема так и осталась неосвещенной, все внимание общества привлек блеф Кук. «Сомневается ли кто-нибудь, что в темных кварталах Америки живет 8-летний мальчик, подсаженный на героин?» - написал редактор Pacific Stars and Stripes Эллан Эндрюз в 1996 году. «8-летнему герою подложной истории было бы сейчас 23, - продолжает он, - и мы все знаем, он все еще живет там, в трущобах. Мы читаем об очередном героиновом буме в стране, о том, что преимущественно его потребляют студенты университетов, ровесники Джимми».

«Концлагерь на бумаге»

Между тем, покончив с карьерой журналиста, Джанет Кук отправилась в Мичиган, где нашла работу торгового клерка. Однако уже в 1982 году она появилась в шоу Фила Донахью. Джанет заявила, что ее ложь спровоцирована давлением редакторов The Washington Post; после 'уотергейтского дела' газета стала популярной, и от журналистов постоянно требовали сенсаций. (В среде американских журналистов The Post действительно называют «концлагерь на бумаге».) Поначалу она честно изучала трущобы, где ей рассказывали истории детей-наркоманов. Однако поиски того из них, который был бы готов рассказать все так, как есть на самом деле, затянулись, а редакторы настаивали на скандальном очерке. Кук просто соединила услышанное в единый образ и создала «типического героя в типических обстоятельствах». В июне 1996 года она дала интервью автору журнала GQ Майку Сагару. Потом поступило предложение сделать экранизацию ее биографии, за которую Джанет получила 1,5 млн. долларов.

Жить не по лжи

По словам Сагара, нынешнего бойфренда Джанет, она стремится вернуться в журналистику. Он говорит, что нынче СМИ всепрощающи, «они вошли в новый образ, образ Отца-исповедника». «Сегодня люди знают, что самый надежный путь назад - обращение к массам», - говорит Сагар. Интервью Кук Сагару и есть, собственно, это обращение к массам. Майк утверждает, что Джанет научилась жить и работать, не прибегая ко лжи. Он называет интервью Джанет началом нового пути.

Как только GQ опубликовал интервью, журналистские круги охватили дебаты: имеет ли право Джанет Кук вернуться и имеют ли право СМИ ее простить и принять.

Уэйн Докинс, Camden Courier Post: «Слова прощения, которые произносит Кук, слишком запоздали. Она еще недостаточно побыла в ссылке».

Пит Декстер, Indianapolis Business Journal: «Корпорация могла бы выразить ей немного сочувствия и позволить ей начать новый карьерный виток».

Роузмэри Армао, исполнительный директор союза журналистов-расследователей, написала в GQ письмо, в котором набросилась на сочувственную заметку о Кук и интервью с ней. По словам Армао, Кук слишком мало сделала, чтобы «вернуть доверие к себе, как и доверие к журналистам, которое она поколебала своим грехом».