Who is mr. Gardner?

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


В Европейском суде на слушаниях по делу «ЮКОС против России» самым острым стал вопрос о том, кому все это нужно

1267795613-0.jpeg В Европейском суде по правам человека (ЕСПЧ) вчера состоялось слушание по делу «Нефтяная компания ЮКОС против России». Заявитель — собственно ЮКОС — потребовал признать российские власти виновными в нарушении прав компании на частную собственность, справедливое судебное разбирательство, запрет на дискриминацию и ряд других статей Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Эти требования были предъявлены в связи с налоговыми претензиями Министерства налогов и сборов за 2000—2003 годы, в соответствии с которыми с ЮКОСа было взыскано около 800 млрд руб., что привело к банкротству и ликвидации некогда крупнейшей нефтяной компании в стране. В качестве компенсации за понесенный ущерб от действий властей компания потребовала 98 млрд долл. Эта сумма даже в форме пока только заявления беспрецедентна для России в свете рассматриваемых против нее дел в ЕСПЧ.

Но если представить, что Европейский суд из множества предъявленных к российским властям претензий удовлетворит хотя бы толику и взыщет с казны хотя бы копейку, это удвоит ущерб авторитету российского государства — учитывая масштабную негативную реакцию в мире на сам арест бывшего владельца ЮКОСа Михаила Ходорковского в 2003 году и последующий раздел компании. При этом вероятность проигрыша России в данном деле существует, по крайней мере если исходить из того, что ЕСПЧ признавал нашу страну виновной по делам, в которых речь шла о куда менее существенных нарушениях, как по самим фактам, так и по оценке заявленного и присуждаемого в итоге ущерба.

В то же время 98 млрд долл. — сумма баснословная даже по сравнению с тем, что в свое время потеряли владельцы и акционеры ЮКОСа. Капитализация компании до начала ее масштабного «разоблачения» составляла не более 20 млрд долл., а налоговые взыскания в итоге вылились примерно в 20—30 млрд долл. Хотя здесь, возможно, учитывается и продажа активов ЮКОСа во время ликвидации по стоимости значительно ниже рыночной, и дивиденды, которых так и не дождались акционеры, а также упущенная выгода из-за роста цен на нефть.

Но самым острым на вчерашнем заседании встал вопрос именно о том, кто же является заинтересованной стороной в деле «ЮКОС против России». Как справедливо заметили вчера представители России, сама компания перестала существовать три с лишним года назад. Они также подвергли сомнению правомочность адвоката Пирса Гарднера выступать от имени ЮКОСа. В чьих интересах заявлена жалоба, интересовались и судьи ЕСПЧ. Г-н Гарднер — он в деле обозначен как «адвокат, практикующий в Лондоне» — на это отвечал, что существует множество «заинтересованных лиц, имеющих претензии на активы ЮКОСа». Никакой конкретики в его словах не было, но из них можно было сделать вывод, что заинтересованные лица — это какие-то бывшие акционеры компании. А кроме того, два фонда, учрежденные руководством ЮКОСа в 2005 году в Голландии специально для того, чтобы защищать интересы холдинга. «Ликвидация ЮКОСа в России — это еще не конец истории», — сказал г-н Гарднер.

В начале слушаний председатель малой палаты ЕСПЧ Кристос Розакис определил порядок выступлений сторон — первым должен был выступать Пирс Гарднер, а затем представители правительства России — уполномоченный при ЕСПЧ от РФ Георгий Матюшкин и адвокат Майкл Свенстон. При этом ответчика представляли в общей сложности девять юристов и свыше десятка советников (среди них оказались граждане не только РФ), а со стороны ЮКОСа был лишь один г-н Гарднер.

Свое выступление он начал с изложения обстоятельств дела. «Большинство спорных решений (по налоговым делам ЮКОСа. — Ред.) были приняты за восемь месяцев, в период между апрелем и декабрем 2004 года — их было 103, — сказал г-н Гарднер. — За этот восьмимесячный период ЮКОС, который был самой крупной и успешной компанией в России, был принужден к выплатам по налоговым задолженностям в размере приблизительно 19,6 млрд евро». По словам адвоката, все активы корпорации были заморожены решениями судов, из-за многомиллиардных долгов по налогам она была признана банкротом, и в итоге в 2007 году была распродана и досталась государственной компании «Роснефть» и подконтрольным ей предприятиям, и никому из акционеров не были выплачены дивиденды. В том числе в 2004 году был продан и основной актив холдинга — ОАО «Юганскнефтегаз», которое «производило столько же нефти, сколько Ливия». Конкурс на покупку этой компании выиграло ООО «Байкалфинансгрупп», которое, как отметил г-н Гарднер, было создано за две недели до этого конкурса, уставный капитал его составлял меньше 250 евро, а за «Юганскнефтегаз» оно предложило 9,3 млрд долл. «Оно финансировалось «Роснефтью», — заявил г-н Гарднер. Именно «Юганскнефтегаз», по словам адвоката, был «ключевым моментом ликвидации компании», и он был продан в счет уплаты налоговых задолженностей, хотя его рыночная стоимость была значительно выше (стоимость продажи оценивалась тогда в 37—49% от рыночной).

«ЮКОС считает, что предъявленные ему налоговые претензии были незаконными и необоснованными и все это было сделано только для того, чтобы парализовать его деятельность, а потом разрушить и ликвидировать компанию, — заявил г-н Гарднер. — По мнению ЮКОСа, это была политически мотивированная атака». Далее он перечислил статьи Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, которые, как считает компания-заявитель, были нарушены в отношении нее: право на справедливое разбирательство беспристрастным и независимым судом в разумный срок (ст. 6); право юридического лица беспрепятственно пользоваться своей собственностью (ст. 1 протокола №1 к конвенции); право на эффективные средства правовой защиты перед государственными органами (ст. 13 конвенции); запрет на дискриминацию при использовании прав и свобод (ст. 14); запрет на применение допустимых ограничений прав и свобод для целей иных, чем те, для которых они были предусмотрены (ст. 18), и запрет на наказание без закона (ст. 7).

«Российские власти считают, что ЮКОС виновен в неуплате налогов в период с 2000 по 2003 год, которые были сокрыты и похищены. Власти представили три наиболее серьезных аргумента в доказательство тому, каждый из которых — это глупость, — заявил г-н Гарднер. — Во-первых, правительство утверждает, что власти не знали о том, что ЮКОС расплачивался по своим долгам. Это неправда. Во-вторых, правительство утверждает, что ЮКОС мог и должен был знать, что эти налоги надо было платить, так как это ясно дает понять российское законодательство. Должен заметить, что это также неверно. В-третьих, правительство считает, что все решения судов о выплатах, их срочное выполнение, включая замораживание активов, продажу «Юганскнефтегаза» за полцены, — это нормальное исполнение российских законов. И это тоже не соответствует действительности».

Г-н Гарднер сообщил суду, что налоговые платежи ЮКОСа никогда не были тайной и о них сообщалось МНС во всех подробностях каждый месяц за четырехлетний период (с 2000 по 2003-й) — за каждый шаг компании, за каждую сделку по экспорту нефти. Он подробно рассказал о том, что холдинг, который учреждался правительством, нес ответственность за все продажи и транспортировку российской нефти и нефтепродуктов, добываемых и производимых ее дочерними компаниями, и «был вторым в стране налогоплательщиком». «Но министерство решило, что ЮКОС был настоящим владельцем нефти и что он должен платить налоги на прибыль от продаж, сделанных его торговыми компаниями. Это довольно парадоксально, — заметил г-н Гарднер. — Почему тогда налоги на прибыль не взимались с компаний по добыче нефти, включая «Юганскнефтегаз»?»

Однако, как сообщил г-н Гарднер, «ликвидация ЮКОСа в России — это еще не конец истории». «Еще до банкротства его руководство в целях защиты холдинга от атаки властей предприняло несколько шагов. Во-первых, по решению совета директоров и президента компании, в суд была подана эта жалоба. Во-вторых, ЮКОС, его президент, вице-президент учредили два специальных фонда в Нидерландах для защиты интересов компании, — сказал он. — При этом важно, что голландские суды отказались признать законным банкротство ЮКОСа в России».

«Российская сторона считает, что в удовлетворении жалобы нефтяной компании ЮКОС должно быть отказано», — заявил в свою очередь уполномоченный при ЕСПЧ от России Георгий Матюшкин. Он отметил, что у правительства существуют серьезные сомнения в правомочности лица, подписавшего эту жалобу, то есть г-на Гарднера.

«У него нет законных полномочий представлять ЮКОС ни в Европейском, ни в каком-либо другом суде», — сказал г-н Матюшкин. По его словам, ни ликвидированный на основе российского законодательства ЮКОС, ни какие-либо другие заинтересованные компании не могут считаться субъектами, которые имеют право подавать жалобы на нарушения Европейской конвенции, поэтому данное дело вообще не следует рассматривать. Кроме того, тот факт, что аналогичная жалоба с теми же самыми лицами, ее подписавшими, была подана против России в Международный суд в Гааге, считает г-н Матюшкин, также служит основанием для отказа в рассмотрении жалобы.

«В данном деле нет абсолютно никаких нарушений прав ЮКОСа, — заявил уполномоченный. — Российская сторона представила все доказательства законности решений, вынесенных арбитражными судами по налоговым делам ЮКОСа, и свои аргументы относительно так называемой «схемы оптимизации налогов» компании». Помимо прочих статей конвенции, нарушение которых г-н Матюшкин опроверг, он обратил внимание на то, что ст. 7 конвенции (нет наказания без закона) не может рассматриваться в данном случае, так как ЮКОС не привлекался к уголовной ответственности, а только к административной решениями арбитражных судов.

«Правда в том, что в период 2000—2004 годов ЮКОС и его руководство стали виновными в массовых налоговых хищениях. Это подтверждается десятками решений российских арбитражных судов первой инстанции и еще большим количеством апелляционных и кассационных инстанций, чья правомочность не подвергается сомнению, — заявил другой представитель правительства РФ, Майкл Свенстон. — ЮКОС мог бы использовать законные схемы оптимизации налогов, которые были возможны в офшорных зонах. Но вместо этого ЮКОС учредил 22 фиктивные фирмы, которые способствовали хищению налогов. Они не занимались никакой реальной деятельностью. У них был минимальный уставный капитал, и управлялись они подконтрольными ЮКОСу лицами. Независимого менеджмента и штата у них также не было, и управлялись они из Москвы». Далее г-н Свенстон пересказал уже известную формулу обвинения, предъявленную налоговиками ЮКОСу. Она сводилась к тому, что ЮКОС де-юре выступал лишь агентом в отношениях со своими филиалами и дочерними предприятиями и получал минимальные доходы в виде оплаты консультационных услуг, отчеты о которых и получало МНС. А де-факто все доходы от добычи, переработки и продажи нефти через подставные фирмы уходили в фонды и укрывались от налогов.

В итоге самым спорным моментом между сторонами стал вопрос о том, кто стоит за жалобой ЮКОСа в ЕСПЧ? Кому предназначаются те 98 млрд долл., которые заявитель надеется получить в качестве компенсации за нарушенные права? «Кого суд может признать в качестве заинтересованных сторон? Если в их число действительно входят акционеры, то в отношении каких акций эти требования могут быть признаны? Здесь полная непрозрачность. Мы не знаем, в интересах каких лиц действует господин Гарднер, какую долю они имеют, общее количество акций, которое может принадлежать всем его доверителям», — заявил г-н Свенстон.

Кто именно является заинтересованными лицами в данном деле, поинтересовались и судьи ЕСПЧ. «Заинтересованные стороны — это широкая группа лиц, которая имеет определенное отношение к компании, — ответил г-н Гарднер. — До ликвидации у ЮКОСа было много акционеров. Точно не скажу, но их более 50 тыс.». Однако г-н Гарднер уклонился от прямого ответа на вопрос, кто они такие. «Это другой вопрос. Но они существуют, — сказал он. — В число заинтересованных лиц входят все акционеры, и все остальные, у кого есть претензии к активам компании, в том числе и законные кредиторы». Он еще раз напомнил, что в 2005 году ЮКОС создал два фонда в Голландии, и они также считаются заинтересованной стороной в отношении ЮКОСа. Цель фондов — стремиться к распределению полученных ими средств «в соответствии с законом и принципами разумности и справедливости». Таким образом, как следовало из слов г-на Гарднера, «есть два юридических лица, созданных для защиты и сохранения интересов ЮКОСа, и они могут получить справедливое удовлетворение (по постановлению ЕСПЧ, в случае положительного решения по заявленным требованиям. — Ред.) и распределить его законным образом между сторонами».

После того как судьи выслушали все выступления сторон и ответы на поставленные вопросы, председатель палаты ЕСПЧ г-н Розакес объявил о закрытии слушания дела «Нефтяная компания ЮКОС против России» и добавил, что «стороны будут проинформированы о дате вынесения решения». Как правило, после устного рассмотрения дела у суда уходит около трех месяцев на вынесение решения, учитывая тот факт, что основное разбирательство происходило заочно, в письменном виде. По мнению некоторых экспертов, постановление ЕСПЧ по этому делу будет вынесено к июню.

Оригинал материала

«Время новостей» от origindate::05.03.10