Правда и справедливость

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

«Общая газета» отстояла в суде свои предположения о ситуации с «Нафтагаз-Бурение» и связи между Токаем Керимовым и компанией «НафтаГаз»

В рамках судебного процесса по иску АО «НафтаГаз» к редакции «Общей газеты», в котором компания предприняла попытку доказать, что СМИ повлияло на ее деловую репутацию, суд занял сторону издания.

Obshhaya-gazeta-otstoyala-v-sude-svoi-predpolozheniya-o-situacii-s-naftagaz-burenie-i-svyazi-mezhdu-tokaem-kerimovym-i-kompaniej-2.jpg

24 октября 2018 года Московский Арбитражный суд отказался удовлетворить иск АО «НафтаГаз» к «Общей газете» в полном объеме. Судебный вердикт стал важной победой для издания и всего журналистского сообщества, борьба за которую велась не один месяц.

4 июня 2018 года на страницах «Общей газеты» вышел материал под названием «Фиктивный брак за реальные деньги». Речь в нем шла о российской нефтегазовой отрасли, а в центре внимания оказались компании крупного предпринимателя Токая Керимова, в том числе, как указали журналисты, и «НафтаГаз». Статья, как указывает издание, была посвящена следующему: «в статье описывались методы, при помощи которых Керимов и его ближайшее окружение, беря кредиты в банках под одни свои фирмы, перекачивают деньги в другие, а первые банкротят, оставляя с носом и банкиров и рабочие коллективы».

Единственная компания, которую это не затрагивает – «НафтаГаз». «Общая газета» предположила, что именно она представляет собой легальный бизнес Керимова, а все остальные фирмы предназначены для сбора денег.

Статья привела к иску в суд, в котором содержались требования признать информацию, изложенную в статье, не соответствующей действительности и порочащей деловую репутацию «НафтаГаза». Сумма иска составляла 50 миллионов рублей – заоблачные средства для любого СМИ. Как предположили ответчики, представители нефтегазовой отрасли все меряют в подобных масштабах, или же просто преследовали цель подавить издание морально. К слову, иск на подобную сумму был подан не только против «Общей газеты», поскольку деятельность «НафтаГаза» неоднократно привлекала внимание прессы, и в нескольких изданиях появлялись материалы об этой компании. Одно из изданий, на которое ссылалась «Общая газета», не выдержало прессинга в виде многомиллионного иска и пошло на мировое соглашение с истцом, согласившись выступить с опровержением.


Интересно, что истцы не оспаривали весь материал, вышедший в «Общей газете», целиком: они выбирали отрывки, с содержанием которых были не согласны, и вкладывали в иск. Таким образом, получается, что заявляя о недостоверности некоторых фрагментов, истец оценивает остальную информацию в статье как достоверную? При этом удовлетворить иск о защите чести можно в том случае, если соблюдаются три обязательных условия: информация должна быть распространена, не соответствовать действительности и носить порочащий характер. Если хотя бы один из этих пунктов не выполняется, это вполне достаточное основание для отказа в удовлетворении требований, заявленных в иске. К слову, доказывать порочащий и не соответствующий действительности характер информации должен именно истец.

В публикации «Общей газеты», которая отличалась достаточно жесткой риторикой, присутствовали факты, цифры и ссылки на источники информации, подтверждающие, что эти сведения взяты не «с потолка». Кроме того, там имелись выводы, сделанные на основе этих данных, комментарии и предположения.

У истца возникли претензии к тезису о том, что фактическим владельцем АО «НафтаГаз», ООО «Нафтагаз-Бурение» является Токай Керимов, однако конкретизировать их суть он не стал. В то же время, Восьмой арбитражный апелляционный суд не смог прийти к выводу о том, что в данном случае отсутствует их фактическая аффилированность.

Предположение «Общей газеты» о возможном банкротстве компании «Нафтагаз-бурение», хотя эта фраза носит исключительно оценочный характер, соответственно, судить об этом, как о факте, нельзя.

Претензии истца к фразе: «В 2016-м году Керимов регистрирует новую компанию АО “НафтаГаз”» оспариваются с помощью Единого государственного реестра юридических лиц, где содержится соответствующая запись. Турал Керимов, как было установлено судом, был гендиректором АО «НафтаГаз» на 12.05.2017 года, а значит, не исключено, что он принимал участие в регистрации компании. Токай Керимов также мог приложить к этому руку. Таким образом, эти сведения нельзя считать порочащими деловую репутацию «НафтаГаза». Истец предъявлял претензии и по поводу того, что, помимо Токая Керимова, в публикации упоминался и его брат, занимавший различные должности в его компаниях, а также Ислам Назаралиев, которого охарактеризовали как одного из главных «эффективных менеджеров по нехорошим делам». При этом «Общая газета» в своей статье брала за основу материалы, имеющиеся в открытых источниках.

В частности, в статье упоминается, что Назаралиев фигурировал в расследовании уголовного дела о мошенничестве в особо крупных размерах, где речь шла о хищении бюджетных средств неустановленными лицами, состоящими в руководстве АО «Курорты Северного Кавказа». На сайте Генпрокуратуры указано, что соответствующее правонарушение действительно имело место быть, и в результате схемы АО «КСК» были незаконно возмещены расходы в размере 3,2 миллиона рублей. Назаралиев в этот период, вероятно, находился на руководящей должности в данной организации. Таким образом, публикация выстроена на фактах, имеющихся в открытом доступе. Примерно такая же ситуация наблюдается и со сведениями о выводах активов из российских компаний в оффшоры за рубежом. Часть акционеров зарегистрированы в оффшорных зонах на Кипре, и очень вероятно, что туда перечислялись большие средства, а определить, были ли эти действия законными, уже является задачей правоохранительных органов.

Еще одним пунктом, который истец счел недостоверным, касается тезиса о назначении Назаралиева гендиректором АО «НафтаГаз», хотя он подтверждается выпиской из ЕГРЮЛ, согласно которой, Назаралиев, занимающий соответствующую должность, получил право действовать от имени компании без доверенности 20 декабря 2017 года.

Пункт, согласно которому, Токай Керимов переименовал фирму и назначил на пост гендиректора Назаралиева, также вызвал претензии у истца по непонятной причине: компания могла быть переименована, чтобы не было фирм с одинаковыми названиями, а сведения о назначении на руководящую должность не могут порочить деловую репутацию организации.

В статье от 4 июня «Общая газета» указала, что некоторое время назад СМИ освещали скандал с продажей буровых установок «Сервисной буровой компанией» фирме «Нафтагаз-Бурение» по заниженной стоимости – в восемь раз ниже рыночной. Этот тезис приводился в публикации в цитате экономиста Андрея Вебера, который также отметил, что Токай Керимов мог дать откат управляющему компании-продавца Евгению Баськову. Как указал эксперт, Токай Керимов и Ислам Назаргалиев дискредитировали себя, а также «НафтаГаз» и «Нафтагаз-Бурение» причастностью к этому скандалу. При этом договор о купле-продаже бурового оборудования между «Сервисной буровой компанией» и «Нафтагаз-Бурение» был признан недействительным, а суд постановил, что сделка совершалась для вида, с целью вывода денежных средств должника (ООО «СБК»).

Грань банкротства «Нафтагаз-Бурение» находит подтверждение в числе исков, поданных к компании, которые указывают на неисполнение договорных обязательств в срок. По состоянию на 1 июня 2018 года было зарегистрировано более 50 исков к данной организации.

Что касается оспариваемой фразы, это лишь пересказ мнения эксперта-экономиста Андрея Вебера, а не утверждение. Данное оценочное суждение специалиста можно найти в блогосфере в открытом доступе.

Таким образом, если досконально разбираться в сложившейся ситуации, складывается впечатление, что иск изначально был пустым, и иначе как попыткой «взять на испуг» его назвать нельзя. Воздействовать на журналистов «Общей газеты» подобным образом не получилось, так как они были уверены в своей правоте.


Антон Надточеев

«Версия»

Источник публикации